Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
     


Психология жизни

Последние 7, 30 поступлений.
Пенсия или деньги?
Планирование вызывает депрессию
Как вывести бизнес на новый уровень
Как научиться замечать подсказки жизни
Люблю, но не могу спасти
О мужчинах
Страх или радость - что выбираете вы?
 Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
Партнеры проекта
 







Партнеры проекта
Главная> Психология знаменитостей>Никас Cафронов: ‘Пик карьеры художника — это лувр’

Никас Cафронов: ‘Пик карьеры художника — это лувр’

Никас Cафронов: ‘Пик карьеры художника — это лувр’
Про Никаса Сафронова злые языки много чего говорят. Например, что он мастер пиара, что художник сделал карьеру, создавая портреты президентов, и что всеми правдами и неправдами он стремится войти в историю. Как бы там ни было, факт налицо: работы Никаса покупают. И не только у нас, но и за рубежом, где мало кого интересует имя российского художника.

Из досье: Родился в 1956 г. в Ульяновске. Учился в Одесском мореходном училище, Художественном училище им. М. Грекова в Ростове-на-Дону, Художественном институте им. М. Чюрлениса в Вильнюсе (ничего не окончил). В 1985–1988 гг. участвовал в международных художественных выставках в Японии, Италии, Канаде. В 1992–1994 гг. являлся артдиректором, а с 2000 г. — главным художником русскоязычного издания журнала «Пентхауз», консультантом и оформителем журналов «Аура-Z», «Мир звезд», «Дипломат». В настоящее время главный художник журнала «Америка», «Москва и москвичи» и «Монолит дайджест». Отмечен золотой медалью Американской академии наук и искусств. Профессор Ульяновского университета, академик Международной академии творчества (Франция) и почетный доктор Азербайджанского государственного университета культуры и искусств. Вошел в английскую биографическую энциклопедию Who is Who с получением дипломов «Лучший международный художник» и «Живая легенда». Американский биографический центр признал Сафронова человеком года — 2004.

— Никас, принято считать, что если художник действительно талантлив, то его работы рано или поздно будут по достоинству оценены. А можно ли, на ваш взгляд, из посредственного художника при помощи PRсделать звезду, когда будут больше покупать не его искусство, а имя?

— Обычно если обществом не замечен талант при жизни, он уходит в небытие и после смерти художника. Но можно и таланту помочь, а можно и в посредственность вложить деньги и раскрутить ее. Взять, например, выставку Ильи Кабакова. По этому поводу мне звонили возмущенные сограждане: «Можно ли назвать искусством выставленный унитаз с открытой крышкой?» Не знаю, искусство это или нет, но прикрепленные к полотну носки, консервные банки — бывает, что и такое востребовано. Иногда имя художника является тем товаром, с помощью которого удается обманывать даже искушенных людей. Так, в свое время был художник, который подделывал Вермера Дельского. Он мечтал попасть в Лувр, но понимал, что со своей живописью не сумеет этого сделать. Тогда он взял неизвестный период творчества Дельского и стал под него работать. Через какое-то время искусствоведы, которые раньше с восхищением писали о Вермере, стали восхвалять и эти картины как великие и прекрасные. После Второй мировой войны художника арестовали (он продал несколько картин Герингу и Геббельсу). В тюрьме он признался, что картины писал не Вермер Дельский, а он. После такого саморазоблачения искусствоведы в один голос заявили, что подделки очень плохие. Оказалось, что имя способно заставить людей поверить в уникальность того или иного произведения.

— Имена Шилова и Глазунова тоже на слуху. Однако им до вашего пиара далеко. В чем секрет их успеха?

— Я не согласен, что Шилову и Глазунову далеко до моего пиара. У Шилова — галерея, куда приходит большое количество людей, а у Глазунова — академия, где учатся тысячи человек. У меня нет ни того, ни другого, в моей жизни все происходит спонтанно.

— Однако вы постоянно появляетесь на телевидении в различных передачах. Чем не реклама?

— Они тоже выступают на ТВ, но только в тех передачах, где им удобно. Если передача лояльная — художник идет, а если острая, с неудобными для него вопросами — отказывается. Я же готов обсуждать любые проблемы. Так, я выдержал все колкости Толстой и Смирновой в «Школе злословия». А Шилов (он был до меня), едва его спросили: «Что вы думаете про Малевича?», понял, что здесь какой-то подвох, и ушел со словами: «Я не хочу с вами работать!»

— Вы выставляли свои картины на баннерах...

— Сначала все возмущались, а потом поняли, что это результативно. Кстати, многие после меня стали представлять свои работы на баннерах. А в Америке прошел даже брифинг на тему «Может ли художник выставляться на биг-бордах?» Ответ был утвердительным. Теперь в Америке художники не считают зазорным выставлять свои картины на баннерах.

— У вас много всевозможных званий и регалий, а высшего образования нет. Не жалеете, что так и не окончили художественный институт?

— Мне неоднократно предлагали закончить институт и получить диплом. Но это сегодня меня меньше всего волнует. А в то время, когда я учился, диплом был необходим для устройства на работу. Из художественного училища пришлось уйти из-за преподавателя, который меня третировал. Пошел в армию, а после демобилизации уехал в Литву. Поступил там в институт, отучился три курса и с четвертого ушел в академический отпуск (не хватало на жизнь). Думал, что вернусь, но закрутился: сначала переехал в Москву, потом работал в Италии. Там я изучал живопись. Постепенно проблема получения диплома как-то сама собой отпала. Мои работы стали покупать, я начал выставляться в галереях. Считаю, что для свободного художника диплом не обязателен. Но при этом он должен быть профессионалом.

— Отправной точкой вашего карьерного взлета стала первая персональная выставка в Паневежисе. Вы уже тогда знали, что сделаете себе карьеру?

— Я уже в шестилетнем возрасте был уверен, что я не такой, как все. Проучившись в училище, подумал: «Сейчас что-нибудь совершу и переверну мир. Скоро меня все будут знать!» Так и произошло: когда мне исполнилось 34 года, обо мне заговорили. Но для этого я ничего специально не делал, просто спокойно работал, писал.

— Но цель перед собой ставили?

— Когда ставишь перед собой грандиозную задачу, обычно ничего не получается. Иногда приходишь в мастерскую с таким желанием работать, что думаешь: «Сейчас напишу гениальную картину!» И так переволнуешься, что ничего не выйдет.

А когда спокоен, ясно представляешь образ, не думаешь о деньгах и о том, что создашь что-то особенное, все удается.

— В 1983-м вы по совету друга приехали делать карьеру в Москву и стали работать ученым секретарем в АН. Что входило в ваши обязанности?

— Я там только числился. В Москву тогда можно было попасть либо благодаря женитьбе (чего не хотелось), либо через какую-то структуру. На помощь пришел мой московский друг Володя Мительман. Через своего брата он оформил меня как служащего Академии наук. Мне выдали разрешение на выезд в Москву по обмену, и я расстался со своей литовской квартирой. В списках сотрудников АН я значился около семи лет.

— Вы нигде не работали, выставляться вам запрещали. На что же вы жили?

— Всегда находились клиенты, которые покупали мои картины. Как-то в Австралии меня познакомили с богатым коллекционером Робертом. Попав к нему, я увидел свою картину в золотой рамке. Сразу вспомнились студенческие годы, клиент, который выторговал у меня это полотно за 43 рубля. «Простите, сколько вы отдали за эту картину?» — спросил я Роберта. «Всего 10 тысяч долларов. А оцениваю ее гораздо дороже», — ответил он. Помню, меня порадовало, что продавали мои картины, а не работы Никаса Сафронова, о котором в Сиднее не знали.

— Почему вам запрещали выставляться?

— Отчасти потому, что не было диплома, отчасти из-за участия в эротических выставках в Японии и Италии. Ко мне приходили люди из органов и ненавязчиво советовали, чтобы я не выставлялся на Западе. Взамен они обещали дать разрешение писать Брежнева и других членов ЦК, то есть тех людей, которых доверяли изображать не каждому. Помню, ходят по комнате и говорят: «Зачем вам книги по психологии? Хотите манипулировать сознанием людей? Это нехорошо. Мы еще к вам вернемся». Но я все время избегал опасности, часто дарил им какие-нибудь свои картины, всегда хотел быть независимым.

— Следующей поворотной точкой стало знакомство с коллекционером Черази, благодаря которому на одной из вечеринок вы увидели Софи Лорен, ставшую вашей первой западной моделью...

— Помимо Черази у меня было много знакомых, но он стал моим другом. А познакомились мы в букинистическом магазине, где наша общая знакомая Марина доставала нам книги. Узнав, как меня зовут, Черази сказал, что недавно в одном из ресторанов (там проходила свободная выставка) купил две мои картины. Спросив о цене, я понял, что мои картины оценивали во много раз дороже, чем платили мне. Тогда я подумал: почему бы мне не продавать картины напрямую, без посредников. Так я стал поставлять картины Черази. Как-то он мне сообщил, что его знакомые из органов не советуют общаться со мной, но он не хочет отказываться от удовольствия приобретать мои работы. Так мы стали тайком встречаться в подъездах, где я отдавал картины, а Черази — деньги.

— Что вы считаете пиком своей карьеры?

— Пик карьеры художника — когда его картины находятся в крупных музеях.

— В каком музее вам хотелось бы увидеть свои картины?

— В Лувре.

— Говорят, что пик карьеры для вас — написание портретов президентов...

— Это лишь способ зарабатывать деньги и проявление моей заинтересованности личностью президента. Говорят: не интересен тот, кто ищет миллион, но всем интересен тот, кто его нашел. Такие люди, как Софи Лорен, Спилберг, даже Резовский, возбуждают мое любопытство. А если я еще деньги получу — вообще замечательно.

— Некоторые называют вас придворным художником. Для вас это комплимент или оскорбление?

— Я пропускаю это мимо ушей. В то время когда кто-то разглагольствует, я восстанавливаю храмы, строю часовни. А если вернуться к истории, то все известные художники были придворными: и Веласкес, и Гойя, и Леонардо да Винчи. А Доменико Эль Греко очень переживал из-за того, что Питер Пауэл Рубенс отнял у него все придворные заказы.

— Всем известно, что вы человек обеспеченный. А насколько состоятельным вы сами себя считаете?

— Мои желания опережают мои возможности. Хочу купить остров с большим замком, от которого я бы пришел в восторг. Пока не нашел.

— Правда, что ваш годовой доход составляет один миллион долларов?

— Вы меня оскорбили.

— Сколько своих картин вам удалось продать?

— Около тысячи.

— Какова цена ваших картин?

— От трех тысяч долларов.

— В одном из интервью вы говорили о 300 тысяч долларов…

— Это завышенная цена.

— Даже когда рисовали президента Турции?

— Даже тогда. Кстати, мои картины нередко перепродают гораздо дороже, чем продаю их я сам. Часть денег, полученных мной за работу, идет посредникам, людям, которые перепродают их. В чистом виде сумма меньше. У меня есть золотое правило: давать на благотворительные цели, к тому же я помогаю сестре, братьям, которые не работают, детям, жене. Это целая армия, целый состав, и, когда ко мне еще кто-то просится, я очень долго думаю: готов ли я прицепить еще один вагон к столь длинному составу. Звонят люди, которых я не знаю, и просят помощи на разные мероприятия, связанные с их деятельностью. Например, на организацию вечера не хватает всего 20 тысяч долларов. Но для меня это большие деньги! Я зарабатываю ровно столько, сколько мне хватает на жизнь.

— Где у вас проходит грань между тем, что можно продать, и тем, что допустимо подарить?

— К примеру, приходит ко мне человек, и я называю ему цену в 40 тысяч долларов. А он мне: «Дорого. Давайте за 30». Я не соглашаюсь, и покупатель уходит. На следующий день картину хочет приобрести другой посетитель, и он мне настолько симпатичен, что я могу эту работу просто подарить.

— Даже человеку с улицы?

— Необязательно с улицы. Если человек отправил три тысячи долларов в храм, вещи в детский дом и настолько меня этим растрогал, что я проникаюсь к нему симпатией и хочу подарить картину.

— А бывает, что у вас картины выпрашивают?

— Бывает. Поступают так и политики, и звезды.

— Как обычно это происходит?

— Например, звонит агент от известной певицы и просит ее нарисовать. Я называю цену. Агент исчезает. Через какое-то время появляется опять: «Модель подумала и решила, что лучше всех напишете ее только вы». Таким образом, мы говорим о чем угодно, только не о цене. Видимо, певица считает, что, услышав ее имя, я должен изобразить ее бесплатно.

— Вас такое оскорбляет?

— Наверное. Иногда из-за этого портятся отношения. Например, депутат Госдумы оценивает свою работу высоко, так как его лоббировали, давали большие деньги на выборы. Он считает, что все ему обязаны. И когда художник не соглашается бесплатно написать его портрет, он может обидеться.

— Когда-нибудь вы говорите «да»?

— Когда человек мне интересен. Это могут быть и монах, и учитель, и такие знаменитости, как Спилберг, Хопкинс или Пугачева. Правда, портрет Пугачевой у меня купил один американец и подарил его певице.

— Вы писали Путина. Копии вашей картины висят в кабинетах разного рода партократов. Сколько стоит такая копия?

— За написанную лично мною копию, или правильное авторское повторение портрета (всего их пять), я беру деньги как за среднюю картину. Первый портрет Путина я писал вживую после трех встреч. А начал еще до его президентства в 1999 году. Он понравился мне как личность.

— Как выглядит ваш обычный день?

­— Встаю после двенадцати. Обычно приходят журналисты или люди с вопросами, например, по какой-нибудь выставке или с деловыми предложениями. Дальше может быть деловой обед (я никогда не завтракаю) и обычная работа: это и клиенты, и просмотр писем, и т. д. Вечером я ужинаю, иду на одну из тусовок, выбираю из десяти одно или два приглашения. Потом еду куда-нибудь со своей девушкой и друзьями, общаюсь, вспоминая, что произошло за день. В одиннадцать вечера возвращаюсь домой, принимаю душ и еду в мастерскую, где работаю до самого утра, обычно до шести или семи.

— Как-то вы сказали: «Мое желание — войти в историю». Цель уже достигнута?

— Думаю — да, но время покажет, хотя у меня сотни, тысячи публикаций и огромное количество фильмов и киноматериалов.

— В 2003 году вышла ваша книга «Анатомия скандала и успеха». Написание книги — это определенный этап в карьере?

— Очень часто обо мне пишут глупости. В своей книге я рассказываю, как все было на самом деле.




Никас Cафронов: ‘Пик карьеры художника — это лувр’
добавлено : 07.10.2007
обращений к странице: 8323
автор: www.rabotas.ru || комментарии [0] || распечатать || обсудить в форуме
загрузка...
Ваше мнение о статье
Ваше имяЕmail 
Сообщение


Партнеры проекта
Другие сейчас читают это:
Партнеры проекта
Это интересно
Партнеры проекта
 
 
ГРЕХИ и СОЖАЛЕНИЯ ЕСТЬ МЕЧТА? ЦЕЛЬ? Я БЛАГОДАРЮ ДНЕВНИК МУДРОСТИ
  • так прикольно-тупо всё что здесь пишется. у всех по сути одни и те же признания. еще хуже то, что со мной такая же хрень как и у большинства. в общем, я сплю дв...
  • Я мастурбирую каждый день и это вошло в привычку. У меня уже несколько раз краснел половой орган и болел несколько дней. Я к врачу не ходил, никому еще не расск...
  • я не хочу разрываться между домом-садом-работой и больным отцом.он всегда говорил,что ему ка серпом по яйцам ехать ко мне в другой район города.сестра живёт с н...
  • Пусть мой любимый позвонит мне только если сам этого захочет, и придет если сам этого захочет по доброй воле и любви пусть мое желание не связывает его
  • У МЕНЯ ИНТЕРЕСНАЯ, ВЫСОКООПЛАЧИВАЕМАЯ РАБОТА, ПРИНОСЯЩАЯ БОЛЬШОЙ ДОСТАТОК, РАДОСТЬ И УДОВОЛЬСТВИЕ!!! ДА БУДЕТ ТАК!!!
  • Удачно закончить второй курс и никогда больше не ссориться со своими родителями. Да будет так!!!!
  • Я благодарю БОГА за то что он исполняет все мои мечты
  • Я благодарю Бога за моих детей, за мужа, за внука. Благодарю за мой успех, за мою прекрасную жизнь
  • Я благодарю Господа Бога за мою внешность, за мое прекрасное, здровое тело!
  • "I really liked the iridescent snakeskin-like material on the skirts," she said....
  • Некрасивая женщина должна больше давать, чем брать, красивая же наоборот. По этому женятся на некрасивых, а любовниц заводят красивых, получается, некрасивая от......
  • Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разгова......
  • КНИГИ НА ФОРУМЕ АНЕКДОТЫ ТРЕНИНГИ
  • БИЗНЕС: Пособие для Гениев...
  • Общение и интуиция...
  • Что вам мешает быть богатым?...
  • Подсознание может все!...
  • Жизнь без границ. Книга 6 — Концентрация ∞ Медитация...
  • 25.04.2017 4:54:23 Хобби...
  • 25.04.2017 2:26:53 Оставь раздоры всяк сюда входящий :)...
  • 24.04.2017 23:31:09 как бросить пить пиво после работы?...
  • Shikaiya (23:39:40 12/10/2009)
    расскажу тебе сейчас прикол из наших уроков инглише

    Shikaiya (23:41:06 12/10/2009)
    есть у нас такая девачка, ну просто типичная блондинка, рассказывает, как где-то то...
    читать все анекдоты
  • Тайм-менеджмент/ управление временем
    начало с 20.05.2017
  • Управление эмоциями
    начало с 27.05.2017
  • Профилактика эмоционального выгорания
    начало с 28.05.2017
  • Партнеры проекта
    Подписка
     Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
    PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2016 © Все права защищены.
    Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
    Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
    Связь с редакцией | Программирование сайта | RSS экспорт
    ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика