Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
 
Психологическая литература > Великий последний шанс

Великий последний шанс

Автор:lib.ru
Добавлено : 08.11.2007 11:03:00


Содержание
БЕДНАЯ АРМИЯ         [версия для печати]

Ну что, товарищи офицеры!

Товарищи генералы и адмиралы.

Товарищи солдаты, матросы и старшины с сержантами…

А также маршалы родов войск и прапорщики.

Это — что: любовь народа к своим защитникам? А это — Что: забота государства о своей армии? А вот это кругом — условия для эффективного несения службы?

Дурдом плюс строевая подготовка называется армейским порядком. Прорезь в броне сойдет за перспективу, а штурмполоса — за карьеру. Мат — это первая сигнальная система, а приказ — это объявление желаемого действительным.

Служить в армии не трудно. Служить в армии невозможно. Но для русского солдата невозможного нет.

1

И главное — все вопят, что надо дать денег, причем очень много денег. И добро бы имелось в виду раздать эти бешеные, хотя и виртуальные суммы офицерам и солдатам — непосредственно и по справедливости. Но‑но‑но! Деньги должны бы в этом сказочном случае пойти из бюджета в соответствующие структуры и доверенные фирмы. Гражданские считают военных идиотами, не ведающими, куда

сливаются бюджетные деньги через соответствующие структуры и доверенные фирмы. В частности, то есть, этого не ведает даже Генпрокуратура — а вообще знают все, что деньги крадут в размерах не особо крупных, но просто астрономических.

Пока в государстве не будет пресечено повальное и беспредельное воровство и взяточничество как основной принцип и стимул деятельности чиновника — любые финансовые вливания бессмысленны.

Пресечение воровства и коррупции — это первейший вопрос обороноспособности страны н выживания ее армии в мирных, но губительных условиях.

Только дурак польет в бочку воду, не заткнув в ней предварительно дыры. Только дурак не польет в бочку воду, давая ей рассохнуться и развалиться.

2

Во всех армиях всегда немножко воровали, немножко мародерствовали, немножко ловчили и тянули все приглянувшееся, не говоря уж о святом деле нагрузиться трофеями. Интендант отщипывал от снабжения, офицер снимал сливки с котла, солдат пихал что‑то в ранец. Лукулл был блестящий полководец, кознями завистников лишенный триумфа за блистательнейшую из побед, когда 10 000 римлян разнесли 200 000 солдат Митридата и Тиграна Великого, — так он набил обоз с сундуками так, что вошел в историю как хозяин богатейших пиров Рима.

Однако время от времени особо рьяных интендантов вешали, а генералов с отеческой строгостью подвергали конфискации.

Господа В наш меркантильный век любой агрегат, любой материал и любой труд имеют денежный эквивалент. Таким образом, когда паркетный московский генерал имеет приличный кштедж в приличном районе, и стоит это все — о, как мы скромны‑скромны! — полмиллиона долларов, значицца, армейские бюджетные деньги пошли не по целевому назначению. Кран и самосвал не строили дорогу и казарму, солдаты не учились воевать, из кирпичей не построили ангар. «Нецелевое назначение» — это эвфемизм: дали денег на патроны, а ты потратил на водку — правда, и командиру налил, а то б хрен он тебе дал.

СОВРЕМЕННАЯ АРМИЯ НЕ МОЖЕТ НЕ ВОРОВАТЬ

Во‑первых, она уже обворована. Сверху и с боков ее обворовывают постоянно. В условиях рынка деньги застревают между бюджетом и армией в фирмах и структурах, потоки рулятся в сторону, цены завышаются и т.д.

(Кстати — вы знаете, на какие деньги Шлиман раскопал Трою? На те, что недополучила русская боевая армия в Крыму, воюя с англичанами и французами! Гнилые сапоги, заплесневелые сухари, сырой порох и расползающиеся мундиры — от генпоставщиков армии. Он и был таким генпоставщиком, бывший нищий немецкий мальчик. После бесславного окончания кампании миллионер Шлиман резко свернул деятельность в России и вернулся в Европу. Этого момента его биографии обычно не касаются.)

Во‑вторых, рыба тухнет с головы, а среди наших правительственных чиновников нет ни одного, скромно перебивающегося на номинальную зарплату. Ну так высший генералитет, то есть чиновники армейского ведомства в многозвездных погонах, не могут же жить иначе, чем остальной чиновничий класс страны. Что охраняешь — то имеешь. ГСМ, стройматериалы, — это все высоколиквидные товары. А размещение военных заказов! с откатом!

Так как крутиться офицеру и что жрать солдату? Если офицер подрабатывает таксистом, а солдат клянчит мелочь на улице — это еще приличный, некриминальный вариант.

НИЩАЯ АРМИЯ

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЧЕСТНОЙ

Нищета разлагает армию. Толкает к мародерству, учит ловчить, шустрить и втирать очки. Морально откалывает от сытой власти, как колун раскалывает единое прочное полено.

МАТЕРИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО АРМИИ И ВЛАСТИ

ПРОПОРЦИОНАЛЬНО НЕГОТОВНОСТИ И НЕЖЕЛАНИЮ АРМИИ СЛУЖИТЬ ЭТОЙ ВЛАСТИ

Вы что думаете — обманутая и обворованная армия обязана защищать ваши интересы, господа? Почему? Потому что она давала присягу? Потому что вы, потратив на политтехнологии смошенничанные у народа миллиарды, провозгласили себя властью? Армия знает так же отлично, как все прочие, что сегодня можно сажать любого состоятельного человека.

ОБВОРОВАННАЯ АРМИЯ ВСЕГДА НЕБЛАГОНАДЕЖНА К ОБВОРОВАВШЕЙ ЕЕ ВЛАСТИ

И власть это подозревает. Имела случаи убедиться. Но нет сил перестать воровать! Переворот может и не случиться, а денежек‑то себе надо загрести в любом случае! Поэтому власть на армию особо не рассчитывает. Ежли чего — армия, вероятнее всего, в гражданские волнения вмешиваться не будет.

Заведомо ложные измышления. Московские улицы утверждали, что в октябре 93‑го года министр обороны генерал Павел Грачев лично уговаривал офицеров Кантемировской дивизии и, доставая тут же из кейса по пачке в 10 000 долларов каждому согласившемуся, сумел набрать 4 неполных танковых экипажа для стрельбы по Белому Дому. Потому что подмосковная, показная, Гвардейская Кантемировская танковая дивизия послала и президента, и вице‑президента, и министра куда подальше, и влезать в гражданскую войну категорически отказалась. Так же, как и все прочие армейские, авиационные и флотские части. Я получил эти сведения из «кругов, близких к кремлевскому журналистскому пулу и президентской пресс‑службе» того времени. И брать лично на себя ответственность за их достоверность категорически отказываюсь.

3

Прежде всего и в первую очередь должна быть определена современная военная доктрина России. Из нее вытекает и строится концепция современной армии. И только тогда, когда совершенно ясно, для чего и, стало быть? какая нужна армия — прописывается цель, конечный ком‑плексный результат и конкретный план реформ. До этих пор любая «армейская реформа» есть фикция, заведомо обреченная на забалтывание и самораспад процесса.

Кому выгодна армейская реформа в ее допреждебыв‑'Т шем половинчатом, четвертичном и пятипроцентном виде? Только тому, кто делает на этом свои бабки, свои карьеры и убирает своих конкурентов. Потому что любые реформы связаны с изменением материальных и финансовых, а также кадровых потоков, проходящих через чьи‑то руки. Руки должны быть кого надо, и всегда возможны загребущие.

ПОЛОВИНЧАТАЯ РЕФОРМА —ЭТО ВСЕГДА ПОЛУРАСПАД

Но — возможна реформа сегодня? Отнюдь! Вам что, неизменно отрицательный результат последних пятнадцати лет еще не доказал, что армейская реформа в нынешних российских условиях невозможна? Да — вот таковы люди, таковы условия, таковы политики с экономиками, что — невозможна. Была бы возможна — уже состоялась бы.

НЕВОЗМОЖНА РЕФОРМА АРМИИ В СТРАНЕ,

НЕ ИМЕЮЩЕЙ ЯСНОЙ

ПОЛИТИКО‑ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ

И ПЕРСПЕКТИВЫ

Как может Россия знать, какая именно ей нужна армия, если Россия не знает, какой конкретно хочет быть, какой должна быть, какой может быть, и к какой же модели будущего решительно пойдет и по какому пути сама Россия?..

МОДЕЛЬ БУДУЩЕЙ АРМИИ НЕВОЗМОЖНА БЕЗ МОДЕЛИ БУДУЩЕГО ГОСУДАРСТВА

А государство все ищет то «особый путь», то «европейский путь». Не имея ни мужества, ни ума сказать правду во всеуслышание. Что страна на грани развала. Что энергоресурсы через десять лет будут на грани истощения. Что правит не Закон, а деньги и сила И что на армию, в сущности, плевать. С ней мороки больше.

4

Наилучшее, что могла бы сделать сейчас армия — это совершить военный переворот и взять власть в свои руки. Это могло бы избавить Россию от многих жертв, несчастий и ошибок.

Но за всю историю России в ней не удался и даже не состоялся толком ни один военный переворот. Декабристы были горьким анекдотом. В 1917 армия была предана политиканами, бизнесом и интеллигенцией. Бестолковых стрельцов Петр перерезал, как цыплят. Заговор маршалов мудрый и коварный Сталин придушил и зачистил их же руками. Не вызревают у нас ни Наполеоны, ни Франко. Лето короткое, что ли?.. Или пьем много?

Но на всякий случай министром обороны назначили генерала КГБ. Для налаживания присмотра. И это мудро.

Потому главное, что нужно российскому правительству от российской армии — чтоб она не устроила переворот. Остальное потом.

5

Внешнеполитическая доктрина такова. На Дальнем Востоке, на Юге, на Кавказе, на Юго‑Западе, на Западе — конфликты находятся в тлеющем, или вялотекущем, или готовном, или потенциальном состоянии. Благодаря мудрой политике руководства — мы сделали себе врагами всех, кого могли, хотя еще не достигли в этом отважном деле крайней степени.

Япония и Китай хотят отхватить от нас куски и половины, Грузия — лакомые кусочки, Прибалтика — посильные кусочки, Украина — выкинуть вон откуда можно, а русские северного Казахстана и восточной Украины справедливо хотят к России.

ПЕРЕДЕЛ ТЕРРИТОРИЙ ОТНЮДЬ НЕ ЗАКОНЧЕН!

Никто тебе ничего не даст, будь ты хоть тысячу раз прав, если ты не силен — не имеешь серьезной армии. А на стороне наших оппонентов очень возможно или наверняка будет Запад со своими силами. Почему?

Потому что двадцать пять лет назад любой стране достаточно было крикнуть «социализм!» — и мы бросались помогать. Сегодня любой стране достаточно крикнуть «демократия!» — и Запад рванется на помощь «прогрессу и добру» против «тоталитаризма и великодержавности». Вы думаете, их интеллигенция умнее нашей, или их правители меньшие идиоты?

Россия пока великовата, сильновата, нарушает «мировое равновесие добра». А вдобавок ведет политику и пропаганду вполне кретински, провоцируя противодействие.

Итого. Армия должна быть в состоянии — количественно и качественно — вести войны на любом пограничном театре.

А поскольку есть НАТО и США, то без стратегических ядерных вооружений Россия не может рассчитывать на справедливость в этом мире. Справедливы здесь только к сильному — или к тому, кого сильный прикрыл собой, рассчитывая иметь с того свой коммерческий интерес.

БЕЗ СИЛЬНОЙ АРМИИ СОСЕДИ РОССИЮ ОБКОРНАЮТ

5‑А

Выход есть. Задружиться с Западом полностью и вступить в НАТО. Тогда наши границы будут гарантироваться всем цивилизованным сообществом. И армии достаточно будет небольшой, по стандартам НАТО.

И нас могут принять в НАТО! Но сначала потребуют вступления во Всемирную Торговую Организацию и «снятия торговых барьеров», что реально означает гибель самостоятельной экономики и кабальную зависимость от Запада навсегда. Наши войска и корабли уйдут из всех баз вне России, зато базы НАТО придут к нам. С ними придут банки, телеканалы и скупщики российских акций. Огромные территории, недостаточное для них население, богатые ресурсы и подчиненная экономика — все это превратит Россию в колонию «золотого миллиарда» XXI века.

Фактически это означает капитуляцию без вступления в войну — с последующей утерей суверенитета и существованием к выгоде западных партнеров.

5‑Б

Единственный вариант, когда такое партнерство могло бы быть честным и взаимовыгодным — если бы Запад гарантировал помощь России в случае нападения на нее Китая.

К 2030 году Запад будет бояться Китая! Но лучше стравить с ним Россию, имея возможность помогать тому либо другой по ситуации, и пожертвовать не своей, а русской Сибирью — нежели ввязываться в конфликт непосредственно. Россия выгоднее Западу как буфер, нежели как часть союза — на сегодняшний день так.

Взаимное ослабление России и Китая в вооруженном конфликте — это именно то, чего добивался перед II Мировой Войной Черчилль от СССР и Германии.

Из этого непреложно следует, что российская армия должна быть достаточно сильна, чтобы в одиночку противостоять Китаю в серьезном конфликте.

А Китай отличен от Запада тем, что войны на уничтожение не испугается.

Учитывая численность и промышленный и научно‑технический подъем Китая — России остается придерживаться только доктрины ядерного сдерживания.

Если только и как только Россия останется без ядерного оружия и эффективных средств его доставки — следует начинать составлять план эвакуации Сибири и диспозиции войск прикрытия, и класть эти планы в сейфы.

Запад может надавить на Китай со своей стороны, но рассчитывать на это в военной доктрине, разумеется, невозможно.

5‑В

Главной потенциальной агрессивной силой в мире сегодня является исламский радикализм. А его главным врагом — Запад.

Есть огромный соблазн всячески стравливать Запад и исламский Восток. Пусть они ослабляют друг друга, делают головную боль друг другу, нацеливаются и впиваются. А мы будем — фигура равновесия: миролюбивы, нейтральны, справедливы. А вот с кем из двоих союз о помощи заключим — тот и победитель. И за этим куском сала Восток и Запад водить, и зарабатывать выгоды.

Нужна мощная и современная военная промышленность — продавать мусульманам.

Нужна мощная и минимально зависимая от Запада экономика — иначе экономическими рычагами давления он принудит нас сдать любых союзников.

Нужны мощные стратегические силы — чтоб Западу не имело смысла, себе дороже встанет, добиваться от нас нужного курса силовым путем.

Но и при идеальном сценарии развития — можно упасть в свою же яму. Исламский фундаментализм абсолютно не плюралист. Равенства не признает. Он — главный! Командовать миром хочет! И любые союзы рассматривает как временные, прагматичные — а потом свернуть шею попутчикам и Зеленое Знамя воткнуть в глобус.

Любой друг исламистов должен иметь армию, способную при изменении отношений сокрушить исламистов. Так что дружба принципиального значения для содержания армии не имеет.

6

Господа с головами, которых мало! И господа без голов, которые храбро и благородно судят обо всем — изумляя народ могуществом Господа нашего, наделившего простых обезьян такими лингвистическими способностями!

Способность вычленять суть процесса из мутных и м>‑сорных валов повседневности — только она позволяет. Понять. И увидеть.

Россия есть империя. Она собрана воедино методом силы. Разные территории и народы не сплавились воедино. Этнические и территориальные разделения живы и явны.

В процессе экспансии и формирования многие территории и народы империи были силой отторгнуты у других государств, этносов, союзов. Сила‑захватчик и сила‑удер‑живатель.

То есть: в империи всегда есть центробежные силы. Внутри империи и вне ее всегда есть силы, враждебные ее целостному существованию.

Сила — метод создания империи. Армия — инструмент этой силы.

Армия как таковая изначально лежала в основе существования Руси, России, Российской Империи во всех ее видах.

Армия есть инструментарий и одновременно несущая конструкция любой империи.

АРМИЯ — НЕРАЗЪЕМНАЯ ЧАСТЬ

ЕДИНОГО И ЦЕЛОСТНОГО ОРГАНИЗМА

ИМПЕРСКОГО ГОСУДАРСТВА

То, что ее можно в принципе убрать, а все остальное останется — иллюзия безграмотных.

«Психология осажденной крепости», «только всем и дело есть нас губить», «мания преследования» — это все справедливые издевки над вульгарными параноиками из политотделов. Но:

Без армии организм государства перекашивается и дегенерирует так, что мутант‑инвалид вскоре дохнет.

АРМИЯ ЕСТЬ СУЩНОСТНООБРАЗУЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТ РОССИИ

Сначала создать империю — а потом стать пацифистом: это умственное вырождение.

То, что создано посредством армии — никак не может продолжать существовать после ампутации армии.

Армию уместней сравнить не с костяком, но с иммунным механизмом со всеми его тельцами и вырабатывающими их органами: позволяет всему остальному функционировать, беря на себя защиту от любых губительных воздействий. Нет иммунитета — даже пищу внутрь тела не введешь: микробы в тебе сожрут тебя же, а яды от переваривания той же пищи тебя и убьют.

7

«Римляне обязаны своим величием смешению гражданских добродетелей с военньм духом, который проникал в их нравы и учреждения; как только они утратили свои добродетели и перестали считать военную службу за честь и долг, а предоставили ее нести готам и галлам, погибель государства сделалась уже неминуемой. Горе тому государству, где алчные герои ценятся более, чем мундир храброго, который жертвует своей жизнью, здоровьем и имуществом в защиту отечества».

Антуан Жомини «Краткое изложение искусства войны»

Да‑да, о котором Денис Давыдов: «Жомини да Жомини, а об водке ни полслова!»

8

Разруха в армии, как и везде, начинается в головах начальства страны.

Не успели отпраздновать 60‑летие Великой Победы — как правительство заявило без лишней помпы: а дальше денег на поиски и захоронения павших бойцов нету. Хватит. Время прошло, кого похоронили — ладно, кого нет — чего уж теперь. Сами, мол, в ямах захоронились.

ПОВЕСИТЬ.

Не похоронить подобающим образом своих солдат, павших в битвах, — везде, всегда, у всех народов являлось не просто позором, не просто бесчестьем, и даже не просто преступлением. Но государственным преступлением! И однепременно — преступлением перед богами: ибо мертвые поступают уже в их распоряжение, а долг живых — снарядить их для явления пред богами подобающим образом.

Тот, кто этого не чувствует и не понимает — мразь, и не заслуживает быть ни великим народом, ни великим государством.

Да и не получится. Характер не даст и Бог не позволит.

И все народы всегда это знали. И соблюдали. Иначе и совесть мучила — и страх колол.

И вот простые люди в свое свободное время, на свои деньги из бедных российских заработков копают в болотах и лесах, выкапывая останки павших и предавая их земле по‑людски и по‑божески. А ворующая миллиарды долларов власть заявляет, что нет денег и нет смысла.

Вот и бросить их в болото без всяких похорон, наших отважных бойцов рыночного фронта.

Могила солдата — это отношение к армии. Если есть вообще на земле святыни — это солдатские могилы. Все мальчики отдали, сами ничего не прожили.

Вот как наша вечная сволочня из верхов относится к живой армии — вот так она относится и к мертвой. Как укладывала солдат в семь слоев под Синявинскими высотами — так и поныне догнивают.

И вы хотите, чтобы видя это отношение к павшим победителям — живые служили в бравой армии, да еще в охотку?

Армия, оставляющая как падаль на бесчестье своих павших в боях на своей земле — не армия, а говно. Это обесчещенная, опозоренная армия. Это угнетенный сброд, который силой заставляют воевать.

Армия в этом не виновата? Ни капли! Она только кровь лила! Но твари — сказать из какого комплекса зданий в каком городе? — поставили ее в такое положение.

Это отношение к павшим есть гниль сознания, гниль ми‑роотношения, гниль приоритета ценностей, гниль совести. И вот эта гниль распространяется и течет сверху вниз — и гниет армия.

И пока эта гниль не будет вычищена из голов, пока павшие не будут — с честью! — преданы земле как герои, — хорошей армии в России не будет. НЕ БУДЕТ! Потому что если у верховного командования говно в душах — то яд и смрад неизбежно будут пропитывать любые армейские организмы и структуры.

И пусть никто не подумает, что это все мелихлюнди» и сантименты с мелодраматизмом. Основа армии — вера, верность. Патриотизм — не только слепая любовь к своей стране — но несгибаемая убежденность в справедливости и достоинстве своей страны.

За «эту страну» никто в вашей армии служить не хочет.

9

Правда о потерях в Великой войне очень, очень важна. И когда «военный историк» обзвезданный генерал Га‑реев поучает, что не это главное — так он всю жизнь исполнял приказы Главпура, изображая приказанное как правду и виляя вместе с «генеральной линией».

Мы воевали чудовищно. С беспрецедентной безжалостностью к своим людям. С бездарными потерями людей и техники, многократно превосходившими немецкие на всех этапах войны. Безграмотно, тупо, цинично уничтожая собственный народ.

Зачем это надо знать, мои квасные, пивные и водочные патриоты?

Чтобы это перестало, наконец, повторяться! Это во‑первых. А во‑вторых — ложь рождает недоверие, и если всем вашим рассказам и посулам не будут верить — заму‑чиетесь ловить рекрутов и совать их в армию. Когда количество дезертиров уравновесит численность призыва — у вас появится пища для размышления.

Больше привлекает к тебе отданная дань уважения сильному врагу — чем выплывшая о своих успехах ложь.

Учтите — наша армия немцев уважала всегда. Рассказывая об их дисциплинированности и профессионализме.

Кайтесь в потерях. Отмежевывайтесь от чужих преступлений и ошибок. Учитесь на них — как надо делать и как делалось неправильно. Потому что солдат надо беречь!!! для вас, для сук, солдат — главный враг: он всегда под рукой и не оказывает сопротивления.

10

Долг правительства и президентской администрации — устроить еще живым ветеранам войны жизнь лучшую, чем себе, слугам народным.

Вы им обязаны — всем: и жизнью, и образованием, и тд.

А они вам — только своей нищетой несправедливой!

Когда‑то в легендарном Товстоноговском БДТ давно погибший на войне герой кричал в замерший зал: «Да если бы я знал, что вы здесь, через столько лет после войны, станете такими — да я бы не стал умирать за вас!»

Тихо‑тихо было в зале. Константин Симонов. «Четвертый».

11

Элита страны — это не золоченая молодежь, спускающая по штуке баксов в модном клубе за вечер. Это накипь, которая еще или отправится в дальние места на трудовую перековку — или отравит своей гнилью подыхающую и разлагающуюся заживо державу.

Элита страны — это солдат, проливший свою кровь там, где приказала ему страна И вот этот солдат, а уж в особенности если он стал на войне инвалидом, — человек высшего сорта в своей стране. Вы потребовали от него быть готовым отдать жизнь — и рядом убивали его друзей. Чего ж вам еще?

Ветеранам Афганской и Чеченской войн. Медицина. Образование. Жилье. Бесплатно. Без очереди (умирать — он не стоял десять лет в очереди?). Проезд. Льготы те и другие. А иначе — да я первый призову дезертировать из вашей армии! Пусть в ней кремлевские чиновники на Кавказе служат — может, взорвутся!

Положенных денег не выплатили? Посадить, конфисковать, выплатить ущерб за каждый день просрочки! Чиновник положенного не сделал? Уволить без права занимать государственные должности, имущество конфисковать, ветерану ущерб возместить, чиновника — на два года испытательного срока, на стройку, подальше!

Пока у вас ничтожное, мелкое, низовое жулье будет безнаказанно измываться над ветеранами, а ветераны, кровью которых только и цементируется держава, будут унижены и бедны — хрен вам в глотку заместо хорошей армии. Ребят только жалко, которые вам, может, раньше верили.

КРОВЬ ВЕТЕРАНА — ЭТО ЦЕМЕНТ ДЕРЖАВЫ

12

И все уже много лет кричат, что контрактная армия нас спасет. Арабы давно сказали: «Если бы из крика можно было построить дом, осел построил бы несколько домов». Офицеры живут в ничтожестве, бездомные, полгода без зарплат, пьют, — теперь к ним прибавьте еще таких же солдат, только помоложе и победнее, и затрепещет враг, и расцветут вооруженные силы, как праздничные клумбы. Доктора называют это белой горячкой.

Конечно, контрактников будет обкрадывать сподручней. Раз на них требуется больше денег — больше можно и украсть.

Учтите: наша огромная военкоматская система костьми ляжет, чтоб переход на контракт саботировать. Военкомат с призывника кормится!

Контрактники в Чечне сплошь и рядом не могут получить свои фронтовые!

Так какой быть армии???!!!

13

Контрактная армия — в идеале! — была бы хороша пятнадцать — двадцать лет назад. Сегодня — сегодня и на десятилетия вперед — нужная армия общего призыва. Обстановка в мире сменилась.

НАМ НЕОБХОДИМА АРМИЯ ОБЩЕГО ПРИЗЫВА

В эпоху распада белой цивилизации, В эпоху всеобщего растления нравов. В эпоху всеобщей физической изнеженности. В эпоху господства неолиберальной идеологии — делающей людей беззащитными перед слабым даже, но наглым агрессором. В стране, где запрещено оружие и население вообще беззащитно. В преддверии великих мировых кризисов и переделов мира. Народ не может оставаться принципиально неспособным к самозащите и доверять оборону своей сытой жизни узкой группе наемных профессионалов.

КОГДА НАРОД ПРЕВРАЩАЕТ СЕБЯ В БЕЗЗАЩИТНОЕ СТАДО — ХОРЬКОВ И ШАКАЛОВ ДОЛГО ЖДАТЬ НЕ ПРИХОДИТСЯ.

Никакой армии на все очаги возможной агрессии, возможных сражений хватить не может.

Контрактная армия базируется на доктрине ядерного сдерживания, ядерных ударов и ограниченных локальных конфликтов. Контрактная армия не предполагает мобилизацию населения для пополнения потерь. Это мотивируется тем, что война скоротечна, а овладеть сложной техникой — долго, причем у запасников навыки быстро утрачиваются, а восстанавливать их в условиях современной войны — непозволительно долго. — И это не лишено истины.

Но. Но. Противостояние миров принимает иной характер! Вы не будете бросать атомные бомбы на исламские страны? Но тогда десяток боевиков с ручным оружием могут захватить квартал! Тысяча — захватить большой город!

ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ТРИ ТЫСЯЧИ ЖИВУЩИХ В АНГЛИИ МОЛОДЫХ МУСУЛЬМАН, ПРОШЕДШИХ ПОДГОТОВКУ В ЛАГЕРЯХ БОЕВИКОВ БЕН ЛАДЕНА, МОГУТ СЕГОДНЯ ЗАХВАТИТЬ В ЗАЛОЖНИКИ ВСЕ ЛОНДОНСКИЕ УЗЛЫ И ЦЕНТРЫ?

И это только те три тысячи, которые известны британским спецслужбам — и продолжают жить в Англии!

Когда молодые мужчины народа перестают быть воинами — государству крышка, срок недолог. Уметь воевать должен каждый. Наступление всеобщего царства гуманизма откладывается.

Надо уметъ бить и уклоняться от ударов. Стрелять и уклоняться от выстрелов. Бить ножом и парировать нож. Работать любым подручным предметом. Знать уязвимые точки человеческого тела, уметь поражать их и прикрывать свои. И так далее.

Нужна подготовка тела, подготовка навыков и соответ‑ствующая им подготовка духа. Грубо говоря:

ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАТЬСЯ ВОИНАМ

Посмотрите на Чечню: каждый мужчина может быть воином. Так чечены — это мужчины!

Войны, ведущиеся обычным оружием, затягиваются иногда надолго. Если сильная сторона гуманна, а слабая непримирима — это война на века. И в ней индивидуально сильные духом и телом уничтожают, как баранов, расслабленных представителей богатого народа, прикрытого профессиональной армией.

Посмотрите на Ирак. На Израиль и Палестину. На бывшую Югославию. Это наше будущее — таковым уготовила его нам мораль демократов и либералов, категорически и истерически запрещающая уничтожать врага.

МЫ СНОВА ВСТУПАЕМ В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Или свиньи на закланье — или солдаты.

14

Армия начинается с офицера. Офицер начинается с того, что курсача дрючат в училище. Терпит — сам выбрал, доживет и до офицерских погонов. Доживает!..

Офицера унижают морально. Нельзя к офицеру матом и на «ты»! Он не жлоб, не холоп, не хам! Где дворянское достоинство? Где благородство и дуэли? Армия пролетарских хамов, не замечающих своего хамства. (Причем! Вне армии — душа человек! Вернулся в систему — включил бесчувствие и матюгальник. Не хамство, а армейская специфика просто!)

АРМИЯ С УНИЖЕННЫМИ И ХАМЯЩИМИ ОФИЦЕРАМИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ХОРОШЕЙ

Гнать! Хоть половину гнать! Паршивая овца стадо портит! Лучше меньше да лучше! Хамы хорошо не воюют, такое дело! У них вместо думанья и понимания слово «хуй»!

А дальше у офицера традиционно бо‑ольшая проблема с жильем. А в постсоветские времена — зарплата бедная, и ту задерживают иногда месяцами и по году.

а). Законодательно запретить офицерам между собой мат и тыканье на службе во всех случаях, кроме боевых. Под — понижение, снятие, увольнение. Офицер без понятия чести и достоинства — не офицер. Хамство — разъедает армию, растляет ее, снижает боеспособность. Не смейтесь. Вот вы и имеете лагерь уголовников вместо армии.

б). Подобающая квартира (не угол! не комната!) так же полагается офицеру, как сапоги и пистолет. Нет квартир? — не набирай офицеров! Тупость и жадность Кремля и Главнокомандования хотят только численности. 41‑й год дураков ничему не научил! а было у нас всего многократно больше, чем у врага, только в командовании козлы. Моральное состояние офицера, его самоуважение, благополучие его семьи — это слагаемые его психики, его боевого духа. А не будет того духа у офицеров — и все у вас всегда будет через жопу, господа маршалы и министры, как и есть сейчас.

Они хотят офицеров — «числом поболее, ценою подешевле». Подешевле — бляди на шоссе!

Если офицер — унижаемый голодранец, армии ничто не поможет.

Достоинство! Квартира! Достойная зарплата! Кто не дал, украл, задержал, нахамил — под суд! с конфискацией! а пристрелят в потемках — не расследовать! Чтоб прочим крысам неповадно было.

И еще. Сократить офицерский корпус вдвое относительно ньшешней пропорции к солдатам. Ни у кого столько нет. И близко столько нет. НИКАКИХ ОТГОВОРОК!!! Я вас, сучьих детей, знаю: вам все нужны, и еще мало!

15

Много офицеров нужно генералам — для штатных должностей, чтобы командовать. Генералов воюющих конфисковать беспощадно и посадить примерно. Да — драконовские меры. Да — жестко закручивать, чтоб не было путча Но:

Если генералы не перестанут воровать и «делать бизнес», то солдаты не перестанут расстреливать караулы и патрули, а армии приличной у вас не будет. Какая армия, если жена генерала спекулирует продовольствием для войск мужа?!

16

Если вы хотите уважения народа к армии — сыновья всех высших лиц государства должны служить! И не в ансамбле — в линейном! мотострелковом! кадрированном! обычном! через день — на ремень! И вот тогда комполка завибрирует, закрутится. И комдив над ним начнет людей кормить. И если отметелят сынка старики — сгноит комбат стариков, а комполка засадит комбату фитиль от земли до неба. А то ишь: своих в Кембридже учить — а наших в армии морить.

17

Любой нормальный парень хотел бы год, а то и пару можно, отслужить в такой армии, из которой выходят супермены. Чтобы — они гордые, а на них — с завистью и опаской, и плюс в биографии на всю жизнь и карьеру. Но бессмысленной каторги и тюремного бесправия они не хотят. Че мала фортуна! Какое горе?

Традиции и психология русской армии — извращенные. Разрушительные. Отталкивающие. Поганые и вонючие. Сами жрите!

На призывника начинают орать и материть его прямо в военкомате. Любой контакт призывника с армией заранее направлен на унижение, стресс, размалывание.

ВСЯЧЕСКОЕ ЗАТРУДНЕНИЕ ЖИЗНИ СОЛДАТА —ЗАКОН РОССИЙСКОЙ АРМИИ

Чтоб понял службу! А как же! Стойко переносить тяготы и лишения! Смир‑ррррна, лишенец!!!

Я могу открыть вам великий секрет, господа идиоты под гордым и нелепым названием «военные психологи». Секрет — откуда в русской армии дедовщина. Откуда?! Откуда?! И заламывать руки!., искать, плакать, искать, получать зарплату. Искать, Мухтар!!

Дедовщина есть всемерное затруднение жизни молодому солдату старослужащими — путем изощренных придуманных лишений, ограничений, обязанностей, беспрекословного подчинения старшим по срокам, унизительным и бессмысленным действиям.

А теперь скажите — принципиально «дедовщина» отличается от отношения армии к солдату? Или отличается только деталями, конкретностями, плотностью унижений — а в общем принцип тот же — сломать характер, подчинить беспрекословно, подчинение любому приказу старшего, удовольствие от унижений другого и убежденность в том, что «так надо» — а как же? и со мной так было! и все должны! терпеть! армия!

ДЕДОВЩИНА — ЭТО СУТЬ АРМЕЙСКОЙ СЛУЖБЫ ПОД УВЕЛИЧИТЕЛЬНЫМ СТЕКЛОМ

Когда современных солдат учат ходить строем каждый день, а стрелять — два раза за службу — это абсурд. Строевая подготовка была важнейшей частью боевой в античном мире! Строй потерял — армия разбита! Сегодня строй — типа кот яйца вылизывает для блеска.

Когда в казармах ровняют по нитке постели, но чтоб час в день солдату качать мышцы и учить драться — фига.

Офицер обожает мучить солдат — и это поощряется армейской системой! Выстроить на солнцепеке — и так проводить занятие. Гнать в наряд за нечищенную обувь. А что солдат местность вообще не понимает — как от огня укрыться? — так офицер сам не понимает.

Солдата абсолютно не учат полевой жизни: как развести костер? Как замаскироваться? Его не учат драться. Защищаться, оказывать помощь, преодолевать любые препятствия, стрелять из всего, метать все группироваться при падениях с высоты. Зато он должен соблюдать военный обряд: определенным образом ходить громко, прикладывать руку к голове, произносить определенные неестественные фразы, зазубривать наизусть дикую графоманию, называемую армейскими уставами — своими словами отвечать нельзя. Для войны, для реальной борьбы с противником вся эта омерзительная муготень на хрен не нужна, и недаром все и везде и всегда настоящие фронтовики ее презирали.

Форму надо носить только вот так, а территорию красить вот так, а в увольнение ходить вот так, а у тумбочки стоять так, а мыло, щетка и паста лежат вот так — однообразно.

Еще солдата гоняют на работы. Кому строить, кому что таскать. Мыть полы очень чисто! Ежедневно! На хрена? Не рассуждать!!

АРМЕЙСКАЯ СЛУЖБА СВОДИТСЯ К ОБРЯДУ И РАБОТЕ, ПРИЧЕМ ТО И ДРУГОЕ УГНЕТАЕТ БЕССМЫСЛЕННОСТЬЮ И ТРЕБОВАНИЕМ ТЩАТЕЛЬНОСТИ.

Это формальная часть службы, официальная. А неформальная сводится к тому же!!!

ДЕДОВЩИНА —ЭТО БЕССМЫСЛЕННЫЕ ОБРЯД И РАБОТА

Когда военком после ужина гонит школьников на 10 км в противогазах и один умирает — это та же дедовщина. Когда майор, везущий сотню призывников на Камчатку, в промежуточном аэропорту держит их на поле под ледяным ветром влажньк после бани два часа в легкой одежде, и парни умирают от пневмонии — это дедовщина. Это бессмысленная и нарочитая жестокость, ибо «солдату подобает! чтоб дурь выбить! а как же! без нежностей! здесь армия!».

Вот от этого плебейства и тупого жлобства — и чудовищные военные потери: «На пулеметы! Вперед! Войны без потерь не бывает! Убьют — бабы новых нарожают!»

Это все злобные мудаки из вашей армии, генерал Га‑реев. Это от них косят и бегут пацаны по всей стране.

Юность жестока. Юность особенно нуждается в самоутверждении. Юность не очень умеет рассуждать, зато темперамента у нее — вагон.

И вот над юностью издеваются — именно издеваются как система! — в замкнутом пространстве, даже почти не выпуская в «увольнение» за забор — в мирное‑то время. И она копит в себе невроз, и напряжение, и огромный заряд агрессии, который армия постоянно допрессовывает — еще! еще! — а снять его никак.

Юность копирует армейскую систему — потому что такой мощной и тотальной системы подавления личности и издевки над личностью она себе даже не представляла, агрессивней уже нет ничего. И в структуре этой системы вымещает свою болезненную и дотоле бессильную агрессивность на «молодых». Официальное «а как же, это армия!» подкрепляется личным‑корпоративным: «а как же, мы ведь тоже такое терпели!». Вот и весь бином Ньютона.

Сделайте офицера человеком с человеческой жизнью.

Уничтожьте в корне отношение к солдату как к псу для битья.

Посмотрите вы, как относятся к людям в других армиях!!!

Отмените бессмысленную работу, резко ограничьте бессмысленный обряд.

Дайте солдату дышать, отпускайте за забор чаще.

Жестоко карайте за серьезные нарушения, но прекратите жлобски приеживаться по пустякам.

Перестаньте рассматривать солдата прежде всего как источник разных нарушений и грехов. Офицер смотрит на солдата обычно, как мент в метро на кавказца: хрен с тобой, обматерю — но гуляй, пока разрешаю.

Учите его войне, а не херне.

Прекратите дрючить офицера за ЧП в части, так что он вынужден их скрывать.

И не гребите шваль разную, нарков и шпану, в армию! Им бы вас пристрелить, уродов, так до вас далеко, и они обычных ребят терроризируют! Вы их гребете для цифр по разнарядке — и в результате недобираете тех, кто пуще огня не хочет попасть с ними в одну часть и казарму.

18

А какой дурак в армейских верхах придумал делать сержанта в учебке из восемнадцатилетнего пацана? И потом он приезжает в часть «командовать» стариками? И они; его метелят ночью в умывальнике, и табуретом по почкам и не курить при них, и хватит жрать, и он вешается?

Через год службы, когда солдат «в авторитете» уже и ясно, кто лидер — две недели курсов в том же полку, вот и готовый сержант, командир формальный и неформальный. Чему вы его полгода учите? Честь отдавать? Какие кретины, какие недоумки составляли эти планы обучения? Да в войну за два» месяца с нуля командиров танковых взводов выпускали… Еще раз — ну посмотрите на армии поразумнее вашей. Боже мой…

19

Если кому интересно кратко прочесть и по существу — книжка называется «Кассандра», а глава «Россия и рецепты», часть вторая, подглавы 29‑30.

20

Вы не создадите хорошей, крепкой, отлаженной и эффективной армии в коррумпированной, раскрадываемой, распадающейся стране. Армия, как любой государственный институт, отражает в себе то, что происходит кругом.

Путь первый. Дать командованию армии дополнительные полномочия и дополнительную автономию, чтобы навести порядок именно в армии. Но тогда не исключено, что окрепшая, оздоровленная армия сместит прогнивший режим.

Путь второй. Оздоровлять сверху всю страну. Тогда и армия, в свой черед, никуда не денется от приведения ee в порядок. Но пока ничто не указывает, что это реально.

Сегодня верхушка армии — это силовая группировка, имеющая часть реальной власти в государстве. С ней нельзя не считаться. Она «разруливает» свои денежные потоки. И не позволяет особо соваться в свои дела. Лодка утонула? Ракеты не взлетели? Не ваши собачьи дела. Сами разберемся. И выдадим вам удобную информацию.

И Кремль принимает условия игры. По себе Сенька шапку носит.

Армейская верхушка не интересуется армией. Ее интересы — деньги, бизнес, политика, власть.

Помочь может только общегосударственное решение вопроса в целом.

21

Но скажите, почему уже двадцать пять лет! ездят ребята на брониках сверху, чем вся коробка лишается смысла — но низ‑зя срезать верх, сделать двойное днище и наварить с бортов противокумулятивные экраны, защитив людей от стрелкового и гранатометного огня и посильно от мин.

Концепция бронетранспортера в войнах последней четверти века сильно изменилась, ландшафт и условия боя изменились. Скобяной районный завод может экипировать машины. Почему мозгов нет?

22

Вопрос состояния армии — это вопрос существования государства. И не потому, что завтра война. А потому, что на деградации армии яснее видна деградация государства.

Пока (лето 2005) Россия продолжает разрыхляться. Дегенерация и распад. Неспособность к решительным действиям. Попытки отделаться четвертьмерами. Импотентное желание хранить статус‑кво подольше.

(Замечания на nолях.)

Садизм, психический и физический, — это дозированное воспитательное и дисциплинарное средство любой армии. Грань между необходимыми суровостью, жестокостью и садизмом размыта и трудноопределима.

Садизм — гомеопатическое средство, закрепляющее рефлекс безусловного подчинения. Роль человека в армии — исполнять любой приказ.

Но вместе с гомеопатией — нужны и питание, и дви‑жение, и отдых, и положительные эмоции. А то — сдохнет!

СОЛДАТ ПЕРЕГРУЖЕН ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ ЭМОЦИЯМИ ПРИ НЕДОСТАТКЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ

Бардак и воровство в стране внакладку на традиционные русские «авось» и «давай!» сделал садизм основой армейского духа. (И после этого вы судите хорошего офицера — полковника Буданова! Армия воспитывает убийц — а вы, шпаки, его еще судите!)

СОЛДАТ СЛУЖИТ В СОСТОЯНИИ СОЗДАННОГО ЕМУ СТРЕССА

Дедовщина, самоубийства, расстрелы сослуживцев — и проявления стрессовой ситуации, невроза как армейского» духа и естественных нервных срывов.

Основа отношений в Российской Армии уродлива и травмирует психику. Вся основа — начиная от «тыканья»' офицерам и содержания их страной в скотских условиях. '

Армия — это не сумма людей и вооружений. Такая точка зрения, что больше — это сильнее, — ошибочна, порочна, глупа, идиотична.

Армия — это система. И сильна она прежде всего своей структурой. Отлаженностью и взаимодействием людей, подразделений, частей. Паршивая овца портит стадо. А вы гребете овец весом — абы мясокомбинат план выполнил.

И офицер, и солдат должны иметь положительную мв‑тивацию к службе. А у нас — офицеру деваться некуда, а солдат под страхом тюрьмы в армию идет и дни до дембеля считает. По этой армии ударь — и повторится великий драп (как в войну говорили) 41‑го года: бардак и разгром.

Офицером страна должна гордиться! Солдата страна должна любить! А у нас рвань позорная золотом сорит!.. но это мы уже говорили.

«Комитет солдатских матерей» — это приговор государственной системе, организующей такую армию. Тиражирование печатных пособий по уклонению и дезертирству — означает: зачем вам враг! Если солдатские матери — враги такой армии, то считайте, что она уже побеждена Да собственным народом и побеждена. Вы в нее набираете служить ее потенциальных врагоа И делаете все, чтоб они врагами были.

Армию может спасти единственное: радикальный пересмотр — что допустимо и недопустимо, что правильно и неправильно, что хорошо и плохо.

Территориальный принцип. У немцев и в войну взвод формировали из школьного класса. Это логично, эффективно и экономно. Люди притерлись, отношения сложились, друг друга понимают, взаимопомощь, психологическая поддержка, и силы‑средства на перевозки и переформирования тратить не надо. Равным числом, равными средствами — немцы в XX веке били всех с треском!

Наш принцип другой. Солдат из разных мест, разных национальностей — перемешать и разослать подальше от дома. Зачем?! А затем, что тогда они не сговорятся — о бунте, о побеге, о создании национальных формирований. А то: решила Татария отделиться — а у нее уже своя армия! А солдаты татары хорошие.

Когда взвод под тобой — одноклассники, а полк — из одного города, то гнуть и топтать его труднее. И на пулеметы в лоб без толку гнать труднее, и дерьмом кормить.

Разделяй и властвуй — вот принцип Советской Армии, и он перешел в Российскую. Поэтому узбекские мальчики из кишлаков могли служить на атомных подлодках, и офицеры рыдали. И дрались в ротах ночами кавказцы со славянами, и тд.

Надо признать — что «россияне» как единый народ — ну, не спаялся покуда. И армия — в ловушке! Несочетаемое сочетание имперского построения и демократического духа губит армию, не предлагая никакого выхода!

В царской армии были национальные формирования, по уму. Но и мысли про «самоопределение наций» и «равенство культур» не возникало ни у кого! Мулла, раввин, — пожалуйста. Но Империя — Российская, православная, царь всем землям голова, губернатор из Петербурга, и никаких национальных поползновений!

А при Советах — с массовыми бунтами, раскулачиваниями, голодами, геноцидом — боялись нац. формирований как готовых армий «сепаратистов». А вот в чужих краях чужих людей пострелять — это солдатушкам легче.

То есть. Боеспособность, конечно, снижается. Но опасность армейских бунтов, опасность политических волнений с применением армейских частей националами — тоже резко снижается. Пусть говно армия, но главное — все‑таки подчиняется приказу.

Мужчины — определитесь! Или армия состоит из народа — то есть одноклассников, ребят нашего района, парней из нашего города. Это армия. Но она, конечно, может иметь свое мнение. С ней считаться надо! А считаться с людьми на Руси не привыкли! Не немцы, чай, попердят да перетерпят.

Или Кремлю будет спокойнее, что армейские части не перейдут вдруг к своим сепаратистам — Башкириям, Та‑тариям и разнообразным Уральским Республикам, где им посулят шашлык на обед и увольнение каждый вечер. Но тогда бардак будет продолжаться, дедовщина процветать, а армия реально будет небоеспособной.

Или надо кончать все разговоры про надоевший всем либерализм и объявлять Россию всерьез единой, неделимой и т.д. Но безо всякого идеологического равноправия! Или это страна русских, в которую на равных правах вливаются другие, — или это страна всех в ней живущих, где русские — лишь равные среди равных. Но тогда прощайтесь с единой страной.

РАСПАД АРМИИ ОТРАЖАЕТ

НЕРЕШЕННОСТЬ ВЛАСТИ:

КАКОЙ БЫТЬ РОССИИ

О ТЕРРОРИЗМЕ

Заметьте, господа, когда сгущаются, назревают и подступают серьезные события — жизнь ускоряется по экспоненте, и ход вещей подобен графику параболы: взметает по кривой. Закон лавинообразного нарастания.

Вчера — это было вчера! — рванули взрывы в лондонском метро и автобусах. Сведения все еще разнятся. Городское движение — Лондона! — остановлено, парализовано. Три в метро — три в автобусах, или четыре в метро — один в автобусе: красный даблдекер на экране был развернут розой. Семьсот раненых, пятьдесят убитых, и продолжают умирать в реанимациях.

Накануне Лондон решили сделать местом Олимпиады‑2012, а в этот день в Англии проходил саммит Большой Восьмерки. Все по уму.

Кто не вдыхал кисловато‑удушливый запах сгоревшей взрывчатки; кому не швыряло в лицо ком теплого мокрого мяса того, кто стоял рядом; кто не видел оторванных детских рук и ног; кто не слышал вопля человека с разорванной печенью; кто не скользил запутавшимися ногами в кишках на асфальте; кто не сгребал лопатой останки в черные пластиковые мешки; — — тот очень слабо представляет себе, что такое современный терроризм. Цветной телеэкран наряден, дикторы стильны, речь корректна, картинка щадяща.

Вот когда вам войдут ржавые обрезки в пах и разломит грудную клетку — тогда вы запоете; если успеете.

И что же заявил этот моральный урод, это ничтожество ума и воли, исполняющее сегодня обязанности премьер‑министра Великобритании? Во‑первых, что «террористы будут найдены и преданы справедливому суду». Ну так хрен вы их найдете, они уже в исламском раю, а максимум, что им может грозить — это пожизненное заключение в камере со сливным унитазом, телевизором, возможностью читать и писать, и прочие гуманитарные физкультуры и сбалансированное питание. Во‑вторых, премьер заверил, что «террористам не удастся заставить нас отказаться от ценностей нашей демократии». Этот новояз, этот воляпюк, эта демагогия для мировых СМИ в переводе на человеческий язык означает: мы и впредь будем пускать к себе кого ни попадя, мы и впредь будем кормить миллионы отребья со всего мира, нелегально проникшие в Англию, мы и впредь будем предоставлять все равные с нашими права инородным толпам, открыто выражающим стремление нас уничтожить, вытеснить, заставить жить по‑своему, заменить собой в нашем же доме. В‑третьих, этот премьер поблагодарил исламскую общину Англии за хорошее поведение, гарантировал от любых неприятностей и заверил, что террористы не имеют никакого отношения к «настоящему исламу».

Все современные лидеры демократических стран — заурядности. Их деятельность носит протокольный характер. Они представительствуют. Реально правят союзы, партии и кучки, состоящие из групп профессионалов в большом бизнесе, топ‑менеджменте, силовых структурах и политгехноло‑гиях. Лидер должен иметь биографию, имидж и харизму — для масс на выборах. Эти виртуальные качества можно создать за деньги. Перед выборами политическая партия выбирает себе подходящее «сырье», подвергает экспертизе и «раскручивает». Речи этим недоумкам пишут спичрайтеры по тезисам руководителей соответствующих направлений и отделов администрации. Таким образом, премьер может быть дурак, но он озвучивает официальную политику своей страны. И в этом ужас.

Господа уроды! Умственные убожества, толпа баранов, вообразивших себя чем‑то, потому что они получили богатое наследство! Вы хоть сейчас уже понимаете, что вас элементарно убивают? Не как отдельных личностей — а как этнос, цивилизацию, культуру, христиан, европейцев?

Вы понимаете, что любое сложившееся положение необходимо имеет причины, основания, предпосылки, мотивы к тому, чтобы из прежнего оно сложилось именно в нынешнее?

Вы наотрез отказываетесь разбираться в сущности и причинах современного терроризма — потому что анализ терроризма кардинально противоречит неолибералистской этике и идеологии, господствующим сегодня. Истина противоречит вашей теории и морали — и вы с негодованием жертвуете истиной вместе со своей цивилизацией и народом.

Европа дала миру все. Наука, техника, культура, прогресс, могущество, свобода, комфорт — это все Европа. Мало‑мало что внесли в мировую сокровищницу все остальные, вместе взятые, по сравнению с нами. Все, чем вы пользуетесь — наше.

«Я щажу живых ради мертвых», — с издевательским благородством сказал Сулла сдавшимся грекам. Рим наследовал прошлое Эллады.

Я презираю Европу. Так презирают бьдло, пробравшееся в дом богача и философа и начавшее разбазаривать добро и изрекать бред с важностью и самоуважением того, кто будто бы сам это нажил и заслужил.

БЫДЛО — ЭТО ЗАУРЯДНОСТЬ,

ВООБРАЗИВШАЯ СЕБЯ ЭЛИТОЙ ПО ПРИЧИНЕ

ЕДИНООБРАЗИЯ МОДНЫХ ПРЕСТИЖНЫХ МНЕНИЙ

Сегодня мода на политкорректность и на усыновление в благополучных странах дефективных детей из бедного мира. А в XIX веке было политкорректно ездить для развлечения в сумасшедший дом и смотреть в окошечки на беснующихся буйных. А в Средневековье было политкорректно по воскресеньям всей семьей ходить на площадь любоваться казнью. А в XVIII веке было политкорректно иметь раба‑негра. А сегодня политкорректно, чтобы негр обязательно был в высшем руководстве чего угодно.

Я презираю политкорректность. И всех, кто ею руководствуется. Мне все равно, как называется ложь — фашизм, коммунизм, либерализм или политкорректность. Любой лжец — мой личный враг: он крадет кусок моей жизни, ибо только через правду мы видим и знаем жизнь такой, какая она есть на самом деле. Лжец присваивает себе наглую и самозваную власть по своему усмотрению лепить мое представление о жизни — или вовсе задергивать черной тканью умолчания участки моего представления о жизни.

Если либерализм для своего существования требует лжи, или умолчания, которое есть одна из форм лжи, — это еще одна тоталитарная идеология, стремящаяся узурпировать власть над умами.

ТЫ НЕ ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ ПРАВДЫ, КОТОРАЯ ТЕБЕ НЕ НРАВИТСЯ? ТОГДА ЕЩЕ МЕНЬШЕ ТЕБЕ ПОНРАВИТСЯ СМЕРТЬ, КОТОРАЯ ПРИДЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ ВМЕСТО НЕЕ.

Но скрыть визит Смерти тебе уже не удастся.

Что там говорил Джек Лондон: дайте взглянуть, какое лицо у Правды? Гюльчатай, личико‑то открой!

1. А раньше терроризм был? Еще как! Во все времена. Навести шорох на врагов, убить их начальников или кого угодно.

Есть террор: вырезать страну, народ, город под корень своим войском. Не сдадитесь — всех убьем! Страхом держать побежденных в рабском повиновении. Спартанцы. Якобинцы. Чекисты. — Этот вид террора нас сейчас не интересует.

А есть — «точечный», «индивидуальный» террор. Нас мало, мы смертники, мы убьем вас и тем отменим ваши решения, разрушим ваши планы, сломим вашу волю и навяжем свою. Юдифь убила Олоферна — и вражье войско не победило. Муций Сцевола не сумел убить Порсену — но его решимость заставила врагов уйти.

Древнееврейские сикарии — «кинжальщики» — террор имели как основной метод борьбы. Фанатики убивали римских чиновников, греческую знать, еврейских богачей — добиваясь свободы, независимости, справедливости. 1в. до Р.Х.

А уже к ХШв. ПО Р.Х. ассасины‑исмаэлиты наводили страх на весь Ближний и Средний Восток: кого Старец Горы указывал — того и резали, и не было спасения от фанатиков‑самоубийц ни вельможам, ни государям.

Ну, Генриха IV зарезал фанатик, и герцога Бекингема зарезал фанатик, и Марата зарезала Шарлотта Корде, только ее имя мы и помянем, потому что избавила родину от кровавого пса (биография Марата — это хроника пороков и подлости человеческого падения, где революционная радикальность взглядов явилась местью оскорбленного самолюбия, но мы ведь сейчас о другом).

А вот и русские нигилисты — авангард своего времени! Бомбисты, револьверщики, кинжальщики, пеньковые петли на нежные шейки юных интеллигентов — смерть как святое причастие! Степняк‑Кравчинский зарезал шефа петербургских жандармов Мезенцева — на углу Невского и Литейного, средь бела дня, в толпе народа, вскочив на подножку его экипажа! — и скрылся!

Про убийство эрцгерцога Фердинанда нашего студентом Гаврилой — рассказывать?

«Мировая история индивидуально‑группового терроризма» — о, это была бы книжка почище «Фауста» Гете.

Они были храбры. Они были фанатичны. Они не боялись смерти или даже искали ее: смерть была условием их деятельности. Они горели идеями, имели убеждения выше желания жить. ТЕРРОРИСТ ИМЕЕТ НАДЛИЧНОСТНЫЕ ЦЕННОСТИ

Правы они были или нет — но они хотели переделать этот мир сильнее, чем хотели жить. Переделать не для себя — для людей, которые останутся, для справедливости и истины.

Они не были садисты и маньяки‑убийцы — они убивали во имя цели, которую почитали достойной и высокой, жертвуя ей и собственною жизнью.

Воздайте дань должного уважения их мужеству и вере. Это были люди и бойцы — не собаки.

(И всегда помните, что фанатик от героя отличается только одним: герой — «наш», а фанатик — «не наш». В филологии это называется «стилистическая окраска слова», только и всего.)

2. А как раньше побеждали терроризм? Ну как, как… Пришли римские легионеры и перебили всех сикариев. Или монголы шли на юго‑запад, заинтересовались таким явлением, как Старец Горы, гору взяли, ассасинов перебили, Старца в клетке привезли в ставку в Кара‑Корум и там казнили, не стало больше ужасных дейлемитов. Вот Ассирия когда‑то существовала тысячу лет — и там никогда не было восстаний. Если что вдруг — всех мужчин убивали, а народ женщин‑детей‑старцев «выдирали» — т.е. переселяли целиком из родных мест в чужие, пусть обживаются и окапываются среди новых‑то злых соседей.

Рассуждали просто. Пусть лучше гибнут чужие и за дело, чем свои неясно за что. Чужих не жалко. Жестокие были нравы. Но чтобы террористы угрожали государству — такой ерунды не понимали. Вот, правда, в России нигилистам сочувствовали. Не пытали. Оправдывали иногда. Не вешали за социализм подряд. И получили моря крови Советской Власти.

3. Терроризм — объективное явление или личные прихоти? Это — принципиальный и самый важный момент. Чтобы понять, примените специальную технику: посмотрите в зеркало, расслабьтесь и сто раз повторите мантру: «Я идиот я идиот все идиоты все идиоты я идиот я идиот все идиоты все идиоты». Потому что, кретины вы полубезнадежные;

Если вообще социум — это следующая и более высокая по сравнению с отдельным человеком форма организации материи и энергии;

Если социальные процессы и течения носят хоть сколько‑то объективный, надличностный характер;

Если мы признаем не только роль личностей и героев в истории, но и роль масс, толп, этносов, законов эволюции сообществ и государств; — то терроризм — это проявления объективных противоречий, системных кризисов, социальных и этнических столкновений, которые на явно‑начально‑открытой стадии только и могут носить характер индивидуальньгх и мелкогрупповых выступлений, слабо скоординированных и программно не очень оформленных.

Если гора подрагивает и из вершины вылетают камни и струйки пепла — не фиг произносить заклинания и строить заборы: это начинает работать вулкан, потому что под земной мантией — океан расплавленной лавы и, похоже, она собирается рвануть наружу!

ЛИБЕРАЛЫ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОБЪЯСНЯТЬ И ПРИЗНАВАТЬ ПРИРОДУ ТЕРРОРИЗМА

Это не политики, а прекраснодушные мудаки, простите, насмотревшиеся голливудского кино: террористы — это просто «плохие парни». Вдумайтесь в смысл того бреда, который вам впаривают:

терроризм как явление есть, но как объективное явление — нет.

То есть: нет противоречий между первым миром и третьим, между иудеохристианством и исламом, между европейцами и арабами, между нашими образами жизни, мен‑тальностями, религиями и стратегическими целями цивилизаций. Нет!!! Все хорошо, прекрасная маркиза! И только кучка плохих парней из мифической Аль Каиды хочет нас поссорить и все испортить.

А зачем это Аль Каиде? А они плохие парни! Агрессивные фанатики. А вообще мусульмане все хорошие.

Запад отрицает воспалительный процесс, сводя лечение к поискам и давлению отдельных прыщей. Признает конкретных исполнителей, отрицая, что за ними — воля и одобрение мощных арабских масс.

Забыли, как ликовали арабы, когда грохнули небоскребы в Нью‑Йорке?

Забыли, что достаточно 2‑3% активно действующих при 10% открыто сочувствующих, чтобы провернуть любой социальный переворот — остальные 90% — это балласт инерции?

Иерусалим, Карабах, Баку, Чечня, Югославия; Нью‑Йорк, Мадрид, Лондон.

ВЫ НЕ ПОНЯЛИ, ЧТО ВОЙНА УЖЕ ИДЕТ?

Взрывы в Израиле и в Лондоне ничем не отличаются друг от друга, идиоты. Оружие бедных. Война за свои цели доступными средствами.

Сравнение нужно? В июне 41 нам поначалу пытались объяснять, что мы воюем не с «немцами», а с «фашистами» — разные, мол, это веши. А как по морде и всем местам наполучали до полусмерти, как выяснили, что не до жиру быть бы живу, как оказалось, что Германия идеологически крепка и едина — враз стали воевать с «немцами». Одно и то же это оказалось.

Очки протрите:

ВАС ВЗРЫВАЕТ АРАБСКИЙ ИСЛАМИЗМ

А то, что при этом масса арабов живет в ваших странах, пользуется вашими благами и растит своих детей на смену вашим — говорит лишь о том, что они умнее вас. И вправе презирать вашу глупость и слабость.

Давайте‑ка припомним:

4. Когда возник современный терроризм? А безоговорочно — после 68 года. Новая эра. Сексуальная революция, хиппи, ЛСД, интеграция, Мартин Лютер Кинг, по‑литкорректность, идеология неолиберализма, мода на леваков, Че и Мао. Ну — фокусируем память:

«Красные бригады»— «Японская Красная Армия». Убийство Альдо Моро. Еще почетче наведите!

1972. Мюнхенская Олимпиада. Убийство израильских спортсменов палестинскими террористами. Вот оно и пошло.

(Патриот‑алкоголик Проханов! Встать! Смирно! Отдать честь памяти Ясира Арафата, лидера арабского народа Палестины, укравшего около десяти миллиардов долларов, собранных всем миром на обустройство жизни бедных палестинцев, и в конце концов сдохшего от СПИДа, что составляет страшную государственную тайну палестинского руководства, но явно всем врачам, знающим клинику лавинообразного отказа функций при переходе критического барьера иммунодефицита. Когда от арабских взрывов погибнут очередные европейцы — поблагодарите ближневосточных арабов, что евреев они тоже взрывают.)

Вот тогда, в начале семидесятых, и начались эти шуточки со стрельбой в аэропорту Тель‑Авива, взрывами в Германии и убийствами министров в Италии.

А еще в середине 60‑х — и самолеты уже везде летали, и билеты дешевые были, и паспорта для них не требовались, и была тишь‑гладь божья благодать. А к 80‑му году — шалишь, и суда захватывали, и самолеты, и т.д.

Стоп‑стоп‑стоп! А когда посадили столь у нас любимую некогда Анджелу Дэвис? А году в 68‑м же. А за что? А она на свою профессорскую зарплату — афроамерикан‑ка преподает в университете! — незаконно приобрела и доставила оружие для группы боевиков «Черных пантер» — негритянской радикальной мусульманской организации. Так вот. За что сидит — в наших газетах не писали.

ПЕРЕХОД НЕГРОВ В ИСЛАМ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ВРАЖДЫ

К ВЛАСТИ БЕЛЫХ ХРИСТИАН

Кассиус Клей стал Мохаммедом Али. Это носило широкий характер. Негры получили равные реально права — и тут же захотели противопоставить себя белым. «Мы не ниже — мы иные и выше!» Вот вам добрый и хороший ислам.

Но — к теме. Между 1967 и 1972 годами произошла Большая Неолиберальная Революция Идеологии и Мен‑тальности. Хиппи массово и прилюдно совокуплялись на площадях больших городов — и народ это съел. Студенчество, самая продвинутая, образованная, потентная часть общества — открыто пропагандировала наркотики и свободный секс. Исчезла языковая цензура — материться Запад стал прилюдно, публично, в книгах и с экранов: мы не ханжи буржуазные. Негры ходили во все средние и высшие учебные заведения, и никто не смел даже высказать отрицательное отношение. «Грязный расист» вдруг и крепко стало идеологическим обвинением в преступлении. Гомосексуализм перестал быть постыдным, знаменитый испанский певец Рафаэль официально вступил в брак с любовником — правда, еще не в Испании.

Ах, как все было хорошо! Свобода, права личности, отрицание буржуазных условностей! В стволы винтовок хиппи втыкают цветки, и на майках слоган: «Делай любовь, а не войну!»

И американская молодежь выступила против войны во Вьетнаме, и ветераны кидали награды за неправедную войну за решетку Белого Дома, и призывники публично сжигали повестки.

Именно тогда начался терроризм.

Я повторяю. Это очень важно.

Именно тогда начался терроризм.

5. А почему терроризма не было раньше? А в голову не приходило. Мусульманам и прочим меньшинствам все равно ничего не светило. ОАС во Франции только что алжирских арабов отстреливала — дай бог просто в живых остаться. Англия только из Индии ушла, Махатме Ганди ее оставив. За полвека до этого Махатме Ганди первый попавшийся британский солдат раскроил бы череп прикладом и забыл тут же, на чем деколонизация Индии и закончилась бы. А Германия возрождалась из руин II Мировой, и все мужчины были вчерашними солдатами, и любого террориста прирезали бы мгновенно и походя, тоже мне враг, тля из дырки.

Был бэби‑бум. И скромное послевоенное житье. И скромные социальные гарантии. И сравнительно строгие нравы. И мало иммигрантов. И никому не приходило еще в голову провозглашать равенство турка без документов и немца из того же города с двадцатью поколениями предков оттуда же.

ТЕРРОРИСТАМ НЕЧЕГО БЫЛО ДОБИВАТЬСЯ

Сорок пять лет назад даже в страшном сне никто не видел тысяч мечетей, покрывающих сегодня гордую Англию. Никому и не снилось, что нелегальные иммигранты из Африки, без единого документа, неизвестно что совершившие и как сюда попавшие! — могут выходить на демонстрацию за свои права, потому что никаких прав у них не было и не предвиделось. Закон был прост: тюрьма, депортация, и никакой зашиты.

Им ничего не светило. Они были люди второго сорта. Сила и право были не на их стороне. Любой конфликт с белыми в стране белых немедленно влек за собой резкое ухудшение положения. А быть вторым и пятым сортом в Европе было куда предпочтительней, чем подыхать с голоду в Азии или Африке.

Их держали в узде. Они знали свое место, и это место их устраивало. Они знали, что эту цивилизацию создали белые, все изобрели и построили белые, ум и сила у белых, и при таком положении вещей предлагаемое им приличное место их очень устраивало. Они не претендовали на роль соуправителей мира, равных со‑хозяев, себя таковыми не осознавая и таковыми в действительности не являясь.

МИР В ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИИ БЫЛ СПРАВЕДЛИВ!

Белые были умные, богатые, могущественные и добрые. Восточных жестокостей, казней, бросаний в яму за долги, отрубаний рук и торговли людьми — у белых не было. Устроиться жить в стране белых, быть каждый день сытым, не быть избитым, выписать к себе семью и стать членом их высшего белого мира — о боже, да это и было счастье, какого еще черта простому человеку. Так — чего взрывать, чего захватывать, чего требовать? Чтоб было так, как у них — бедно, грязно, жестоко и ненадежно? Дураков нет.

Ну, а потом неолибералы сообщили, что все страны, народы, религии и ментальности равны, что вообще все одинаковы и имеют равные права на все, и мы виноваты перед братьями нашими меньшими в том, что живем лучше.

То есть. Белые стали всаживать в других комплекс вины белых перед другими. Все остальные должны, имеют право, обязаны выкатить белым счет — за века эксплуатации, за унижения, за несправедливую дележку благ и тд.

И вот более или менее хорошие слуги, младшие братья, младшие партнеры и помощники — в точности как неграмотные люмпены в послереволюционной России — уяснили, что образованные и богатые, оказывается, перед ними виноваты и им должны! Дык эта, сука бля, отдай мое законное! А то ножичком‑то враз! Мало ли — кто работал, кто не работал!., а не хрен жировать, когда бедные люди голодают!

ЗА ТЕРРОРИЗМ БЛАГОДАРИТЕ ЛИБЕРАЛЬНУЮ ИДЕОЛОГИЮ

Когда эта рвань с горящими ненавистью глазами будет вас резать, насиловать, грабить, глумиться над вами — и в конце концов взрывать в клочья ваших родных, любимых и близких — вы пойдите к ублюдкам, к уёбищам из рукоюдства ваших европейских стран и поблагодарите их за охрану ваших ценностей, которые превыше всего. А пусть взрывают людей, хрен с ними! Лишь бы ценности остались. Как справедливо писала много лет назад коммунистка Нина Андреева: «Не могу поступиться принципами!»

6. Каковы же наши либеральные демократические ценности, наше главное достояние? Это права и свободы личности, которые ценнее и важнее, «головнее» прав государства.

Значит, так. Сама подобная постановка вопроса — это ложь, глупость и наглая демагогия. Государство — это единственно возможная форма сосуществования значительного человеческого сообщества. Про коммуны папуасов сейчас не говорим.

«Человек — животное социальное», — констатировал еще Аристотель. Та же структура психики человека, которая одними качествами позволяет ему выжить в природе, другими — продлить род и т.д., третьими качествами необходимо заставляет его строить и совершенствовать государство, являясь исполнителем одной из государственных функций. Ни один орган человеческого организма, ни одна клетка любого органа, не может декларировать примат своих интересов над интересами всего организма — это бред. Точно так же всегда ищется, строится, стремится к соблюдению определенный баланс между интересами человека и государства, ибо одно невозможно без другого. Это азы, и лозунг главенства прав человека — дешевый популизм для неграмотной толпы.

«ГЛАВЕНСТВО ПРАВ ЧЕЛОВЕКА» —

ЭТО КЛАССИЧЕСКИЙ АНАРХИЗМ

Нам с благородным видом пытаются впарить идеи Пру‑дона и Бакунина, высказанные в ХIХ веке и тогда же увяв‑шие. Можете проверить! Вот и представьте себе пьяную матросню с маузерами, гнилозубого бородатенького в очках и черный транспарант: «Анархия — мать порядка!».

А там, где государство отрицается дураками (поскольку либералы весьма неграмотны и даже не знают, что либеральным подходом к государственности они называют то, что называлось анархией полтора века назад!), — там защитить себя может только человек с оружием!

Вы полуразвалили государство, и оно не может защитить меня — на мои же деньги! — от террористов, от воров, от мошенников, от торговцев наркотиками, от бандитов, от сутенеров, сдающих девушек в проститутки, от производителей отравленной сивухи и гнилой еды, и от всякой швали со всех концов мира, которая заполонила мой город. И вы клянетесь, что это достижение демократии останется незыблемым? Я желаю, чтобы африканец‑нелегал заразил вас СПИДом в гомосексуальном контакте. Это будет вполне политкорректно.

К свободам и правам вы относите:

Гомосексуализм как норму.

Право не работать и получать социал.

Право любых неграмотных грязных дикарей приехать нелегально откуда угодно и жить рядом со мной, пользуясь всеми равными со мной правами. Причем на мои же деньги!

Право наркоманов на бесплатные шприцы и дозы.

Право на беспорядочную половую жизнь во всех формах и с любого возраста.

Право на порнографию.

Право не служить в армии.

Право отходить срок в школу, почти не научившись писать и считать.

Право нишенствовать, бродяжничать, вонять.

Право убивать кого угодно и сколько угодно при гарантии сохранения жизни убийце.

Право вора, бандита, насильника, убийцы на хорошее питание, гуманное обращение, свежий воздух, непринуждение к любому труду, свидания с родственниками.

Равное право всех религий, культов и обрядов в моей стране.

Право чужаков носить в моей стране национальную одежду любого народа.

Право чужаков жить в моей стране, не зная ее языка.

Право хозяев переносить свое производство за границу, оставляя работников своей страны и своего народа без работы.

Право совершать преступления, о которых все знают, и пользоваться всеми правами честного человека, если путем уловок и внесудебных махинаций суд оставлен в дураках и не сумел юридически корректно доказать явную всем вину.

— Я вас поздравляю с возом ценностей. А хорошие есть?

Право избирать и быть избранным. Эти махинации и сотни миллионов на агитацию за кандидата реально не известного вы знаете.

Свобода слова и печати. Насчет печати вы погорячились, цензура везде включается хозяйская, автоматическая. Но свобода слова для храбрых есть.

Свобода передвижения и места жительства. Стоп!!! А вот на эту свободу должна быть свобода провести всенародный референдум и — ибо «Голос Народа — Высший Закон», гласит римское право, — ограничить въезд в Европу. Свобода вводить ограничения должна быть! А то вам начнут какать в театре из лож в партер! И нечего изобретать «нехорошие термины» типа «ксенофобия». В противо‑вис могу хоть сейчас выдвинуть отрицательный термин, скажем, «прессофилия», то есть извращенная любовь к сжатиям тел в толпе.

Право владения движимым и недвижимым имуществом. Знаете, ребята, а ведь и это право не безразмерно. Когда мусульманин за деньги покупает самый крупный, дорогой и престижный универсальный магазин Англии — это продажа национального самоуважения. Но когда мусульманин покупает за еще более астрономические деньги родовое поместье лорда вместе с титулом и начинает заседать в Палате Лордов Парламента Великобритании, потому что он теперь пэр — то завтра араб будет за деньги вашим королем, и так вам и надо. Поймите, уроды Альбиона: все, что продается, перестает быть национальным, а становится продажным.

Право на образование — зависит от способностей и денег.

Право на медицину — зависит от денег и как повезет с госпиталем.

Право на труд — право есть, а труд не всегда, не надо песен.

Право на пенсию и пособия. Да, это есть, и вот на это и пашут толпы гастарбайтеров, ибо своих работяг на многих черных работах просто нет.

А что у нас «в пакете» со свободами и ценностями? А что у всех. Депопуляция, вымирание, нет детей, распад института семьи, одиночество, нет смысла жизни, ослабление мотивации к труду, наркомания, депрессии, физическая хилость.

А теперь скажите: это на какие такие «ценности» покушаются террористы? На право на труд? Или образованием не поступимся? Или гомосексуализмом не пожертвуем?

Сгоп‑стоп‑стоп! Может, террористы требования выдвинули? И мы отказались гордо их принять? А почему требования не публикуют? Скрывают от мировой общественности?

Господа! Что означает новояз: «Не поступимся нашими ценностями»? Они хотят украсть пенсии? Или запретить въезд мусульманам в Англию?.. Еще раз: быть может.

террористы хотят запретить въезд мусульманам в Англию? У их старшаков контузия головы от взрывов, и они выдвинули Уайтхоллу такое требование? Или — вообще: отменить выборы королевы Англии?!

Для ответа на вопрос об анонимных ценностях — надо ответить на другой вопрос. На самом деле гораздо более важный. И я задаю его с нормальной прямотой нормального человека, а не мошенника и лгуна от политики:

7. А мы вообще можем победить терроризм? И как? — Можем! Но не всегда. И не везде. И не любым образом.

Наполеон не смог подавить партизанскую войну в Испании. Во‑первых, испанский народ был против армии захватчиков‑французов и укрывал своих, помогал, лечил, кормил, — т.е. ограниченный воинский контингент вел войну с народом, который — точечными контратаками — убивал французов в терактах и мгновенно растворялся в мирных рядах. Расстрелы заложников мало помогли — испанцы горды и мстительны. Во‑вторых, испанцам всячески помогала Англия — всем, чем могла. В таких условиях победить терроризм невозможно — ибо вовсе массовые казни целых провинций вызовут возмущение Европы, а Наполеон хотел быть прогрессивным: суровым, но справедливым и несущим лучшую жизнь.

А в Красной России любые восстания подавлялись с любой жестокостью! Расстрелы тысяч заложников, уничтожения целых социальных классов, расстрелы десятков тысяч человек в одном городе, травление боевыми газами, выселение в голую арктическую тундру на вымерзание. Миллионы вымаривали голодом! И антисоветский террор пресекли — жестокостью в любых размерах, адекватных выполнению цели. Семью, друзей, соседей — в концлагерь! к стенке! ТЕРРОРИСТ — ЭТО ЖАЛО НАРОДА

Вы хотите его вырвать? Но не знаете, откуда оно растет и как найти? А самое главное — пока организм цел и силен, тут же отрастет новое.

Можно дубасить организм, пока не отпадет жало вместе с возможностями отращивать новое и намерениями кусать. Это отлично понимали все завоеватели! Террору противопоставлялся ответный террор, неотвратимый и более массовый. Здесь зарезали солдата? Сжечь всю деревню! Здесь перебили патруль? Сжечь всю округу! А если все мирно — быть добрыми и милостивыми! И эффект достигался только такими способами.

Но сейчас мы должны разделить партизанскую войну — террористов, убивающих в своем доме вторгшихся захватчиков, — и экспортные диверсии — террориста‑пришельца в твоем доме.

Из партизанящей страны можно уйти, снять оккупацию. Партизанский край можно затерроризировать до смерти, под выжженную землю. В партизанском крае можно найти и нанять коллаборационистов и натравить народ одних на других: расколи и властвуй. Партизанский край можно попробовать купить благами. Можно наладить пропаганду. Можно обезглавить, лишить зачинщиков. То есть: или замирить — или уничтожить. Договориться или убить. Купить или запугать.

С экспортной диверсией сложнее. Это бомбардировщик нищих. Ты сбиваешь его — но база, аэродром, обслуживание, штаб, военное положение — все остается. Рейд следующего диверсанта — вопрос короткого времени. Ты устроишь суперкордоны и суперпроверки — не поможет. Обученный человек сделает взрывчатку в домашних условиях из различнейших подручных материалов, купленных в свободной продаже.

И тогда средства остаются следующие:

а). Железный занавес и тотальная слежка типа советской в самые мрачные и жесткие времена.

б). Уничтожение базового государства диверсанта.

в). Устрашающие акции возмездия, когда за однок «нашего» гибнет тысяча его сограждан.

г). Или наконец разобраться, чего они требуют, найти компромисс и решить спор миром.

Или ты идешь на какую‑то часть его условий — или ты уничтожаешь его с абсолютной жестокостью вместе с его «слоем существования». Третьего пути не существует. Все остальное — словоблудие и морализаторство непригодных к действию людей.

ТЕРРОРИЗМ — ЭТО ТЕБЯ БЬЮТ

МАЛОЙ КРОВЬЮ НА ТВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ

8. Сегодняшние террористы — кто они?

8.1. Я сразу и напрочь хочу сказать о «двойных стандартах» и категорически разделить Чечню и мировой терроризм. Потому что с Чечней все обстоит вовсе не так, как с Ближним и Средним Востоком. И горячее желание кремлевской администрации сложить фрукты в одну корзину нельзя считать любовью к истине или миру.

а). Не каждый, кто применяет террористические методы, является террористом. Когда советские партизаны взрывали клубы с немцами и там гибли русские кочегары и официантки — это как бы не считается. Когда в сорок пятом американская авиация заживо сожгла сто пятьдесят тысяч немецких женщин и детей в Дрездене — это как бы не считается. Происходящее в Чечне везде и всегда называлось партизанской войной. Партизанская война стирает грань между бойцами и всем народом. Партизанская война везде и всегда была очень жестока — везде и всегда Мало кто знает, с какой чудовищной жестокостью расправлялись порой наши партизаны с немцами и полицаями. Писать об этом «не принято». Но уверяю вас, что просто перерезать ножом горло было бы еще милостью гуманистов.

б). Все акции террора чеченских партизан, и самые жестокие и бесчеловечные из них, имели ясно выраженную цель и требование: прекратить войну, вывести российские войска из Чечни и дать ей независимость. Тут нечего ломать голову — чего хотят да чего не хватает. По крайней мере — ясно все с мотивацией.

в). Чеченская война — грязная, это все знают, СМИ сообщать правду боятся — убьют: куда девается нефть все эти годы? Как и кем делятся миллионы из федерального бюджета, идущие в Чечню? Докуда дотянулись лапы и связи двухсоттысячной чеченской диаспоры в Москве? Почему лидеров боевиков не могут поймать спецслужбы, хотя у них берут интервью журналисты?

г). Уйдите из Чечни, депортируйте туда всех чеченцев России, окружите жесткой границей — вот и право на самоопределение, и конец как чеченского терроризма, так и чеченской мафии. Не хотите, богатые дяди не велят? Ну так сидите и свистите меньше.

Чеченский терроризм — это одна из форм борьбы народа за свободу и независимость своей родины. Жестокая форма? Очень. А сто тысяч погибших под авиацией и артиллерией мирных жителей Чечни — в том числе и разорванные на куски дети — это не жестоко?

Или борьба за свободу и независимость нашей родины — это только когда борются за нее русские? А для всех остальных — это «сепаратизм»? А не хотите «великодержавный шовинизм»?

8.2. И отдельно же стоит палестинский террор против Израиля. Здесь тоже все очень просто:

Палестинские боевые организации — ХАМАС, Хезбол‑ла, и все эти прочие ФАТХи — имеют конкретную причину своей деятельности и конкретную цель. Причина — Израиль оккупировал часть палестинских территорий. Цель — уничтожить Израиль вообще, сломить, утопить в крови, етереть с карты и вернуть все его земли арабам.

За палестинскими боевиками стояли Египет, Иордания, Сирия, Ливия, Ирак. Лагеря, оружие (советское), убежища, госпиталя и т.д. Сегодня осталась только Сирия.

Границы Ближнего Востока были прочерчены британцами с санкции США и «Больших Дядей» из ООН сразу после II Мировой. Много веков все это было единой Османской Империей, а потом двадцать лет — подмандатными территориями Великобритании без государственных этих разделений. Арабы Ближнего Востока — единый народ, никаких Палестины или Иордании никогда не существовало. (А как насчет «немецкого народа Восточной Пруссии», ил. «финского народа Карелии», или «японского народа Курильских островов», — которых мы депортировали с родины на другие той же родины земли только по праву победителя в войне?)

а). Арабы не захотели создавать Палестинское государство — на следующий день после провозглашения в ООН Израиля Египет, Сирия, Иордания, Ирак и Ливан напали на него — зачем брать половину той земли, если можно уничтожить и взять все? (Их территории больше в сотни раз.)

б). Арабы требуют, чтобы сначала Израиль ушел со всех территорий, которые занял в результате всех войн, развязанных и проигранных арабами — а потом только они согласны думать, признавать ли его право на существование.

в). И одновременно палестинцы требуют, чтобы Израиль нанимал их на работы, ибо иных источников существования у них нет: в арабских странах по соседству царит нищета. На той же земле. Деревьев не сажают. И т.д. Кто бывал — сравните фруктовые‑овощные базары выжженного Израиля — и орошаемого Нилом Египта. Да, так мировая общественность требует и настаивает, чтобы Израиль не остаатял палестинцев без работы и денег.

г). В этих условиях по смерти Арафата недостало десяти миллиардов долларов (!), собранных арабами мира и всеми благотворительными и прочими организациями на помощь палестинцам.

То есть. Для арабов этого региона антиизраильский террор — это бизнес и идеология. Детей учат в школах, что захватчики‑евреи никогда не имели отношения к этой земле, притесняют арабов, которые обязаны освободить свою священную землю и уничтожить врагов.

Что неясно?

Палестинцев можно уничтожить. Это недопустимо, невозможно. Т.е. технически, физически возможно — морально невозможно.

Можно выселить в прочие арабские страны. Нельзя. Те не впустят. Как в подлодке. Воюй в своем задраенном отсеке!

Можно проводить акции возмездия. Практически нельзя. Мировая общественность либерально не, допустит. Уничтожения даже лидеров убийц точечными вертолетными ударами — редкость.

Если бы не мировая общественность — вернее, либерали‑стские политики и СМИ — Израиль давно бы решил проблему. Вышвырнул всех юн, и на любой удар отвечал бы акцией террора два раза: потом было бы тихо. Но этот путь запрещен.

Таким образом, с Израилем все совершенно ясно, вопросов нет, и существование его протекает на грани уничтожения, и противопоставить террору он может только проверку сумок и т.п.

8.3. Мы, европейцы, поганые эгоисты, и все эти «тигры освобождения тамил илама», сикхи и даже курды нас сейчас волнуют мало. Но с ними тоже просто! Таким образом они пытаются отделить то, что считают своей родиной, в качестве независимого государства от большого общего государства, входить в которое не желают.

Почему сейчас? Ведь Нобель изобрел динамит сто двадцать лет назад?

А прогресс уравнял мир. Компьютеры, автомобили, одежда, телевидение, жратва, и везде — дешевые производства ведущих мировых фирм. Ну так можно прожить самим! А либеральная идеология — все о правах и равенстве народов и культур!

А также Северная Ирландия. Ну все же о ней написано. Начиная с О.Генри: «Ирландцы и беспорядки».

8.4. Итак, получается следующее. Террористы в Европе и США — это арабы, исламские фундаменталисты.

Среди иммигрантов много индусов. И китайцев. И малайцев. И африканцев. И славян.

Но. Но. Есть одна этническая группа. И одна религия.

Из двух одно — или они при чем, или они ни при чем.

Нам все время говорят, что национальность и религия значения не имеют. Арабы — хорошие люди, ислам — хорошая религия, террористы — выродки, чего хотят — неясно.

И пытаются задвинуть вульгарно‑марксистскую мысль, что все дело в бедности стран, откуда террористы. Дело — в социальном неравенстве «золотого миллиарда» и третьего мира, вот они и борются. Несправедливо все потому что.

9. Их бедность. Парни, вогнавшие «боинги» в небоскребы, были из Саудовской Аравии. В этой стране бедных нет.

Бен Ладен — мультимиллионер.

Многие азиатские и африканские страны много беднее арабских. Но не взрывают самолеты и метро.

А что — разве выставлялись требования: «Поделитесь вашим богатством по справедливости»?

Голодный человек не хочет ни убивать, ни умирать. Голодный человек хочет жрать. И готовно продается за жратву.

Организатор‑террорист может распропагандировать и использовать голодного, кормя его и обещая помощь семье. И только.

Революция, бунт, террор — удел сытых: не в брюхе дело, идеей горим. Братья Гракхи, Лютер, Савонарола, Мирабо, Кромвель, Вашингтон, Разин, Маркс, Ленин, Гитлер — ни одного голодного! Есть сносный жизненный уровень, позволяющий не думать о завтрашнем куске хлеба — хоть усадьба, хоть солдатский суп, но выше среднего уровня масс.

Че Гевара или Фидель были бедные? Мао был бедный? Троцкий был бедный? Пол Пот бедный?

Тезис о личной бедности не срабатывает.

И тезис о бедности страны не срабатывает.

10. Ислам — хорошая религия. Все хорошие, пока спят зубами к стенке. В сравнении хотите познать?

В христианский храм может войти любой. Только мужчина голову обнажи перед Господом в доме Его, а уж что женщина голову покрой — особо и не смотрят ныне. И любой может посетить святые христианские места — хоть из любознательности, хоть из уважения.

Если не‑мусульманин неким удивительным образом попадет — нет, не в храм Каабы, это невозможно никак — а вообще на священную землю Мекки или Медины, городов Пророка, неверную собаку надлежит забить камнями за святотатство и попытку осквернения святыни своей поганой особой. А раньше и кожу сдирали, и на куски резали, если любопытный смельчак‑шпион забредал сдуру — или кто подозревался в том.

По особому согласованию и специальному случаю можно, конечно, сегодня разрешить почти все. Но — вспоминайте ежегодный праздник мусульман в Мекке! — вы там когда‑нибудь видели — по телевизору, на фотографии — хоть какого‑нибудь не‑мусульманина? Главу государства, деятеля церкви?

Полтораста лет назад Арминий Вамбери совершил хадж — так он стал в Европе героем! его не поймали! не содрали кожу! первый из всех немусульман!

Пойдите в мечеть, поинтересуйтесь порядками. Думаете, впустят?

В храме Рождества Христова палестинская администрация сидит рождественскую службу на стульях в первом ряду — Вифлеем на их территории! Но если хоть христианин, хоть еврей, хоть президент Израиля взойдет на Храмовую гору в Иерусалиме — вспыхивают арабские волнения: здесь стоит мечеть Аль‑Акса, и неверная собака своим приближением, своими ногами на святой горе осквернила место!

Не знали? А «Храмовая» — потому что стоял Храм Соломона.

То есть. Мусульманину можно все то, что можно христианину. Но не‑мусульманину можно не все то, что можно мусульманину. Вот даже на таком простом уровне.

Вы почитайте исламский Закон. Там прописано насчет ситуаций объявления священной войны неверным, и когда надлежит «ударить неверного мечом по шее».

То, что я говорю — неполиткорректно! Неполигкоррек‑тно говорить, что еще недавно африканские диктаторы жрали своих подданных! Неполиткорректно говорить, что мусульмане пользуются оружием, аппаратурой, автомобилями, да практически всем, что придумали и сделали христиане! Неполиткорректно вспоминать пословицу насчет свиньи, которую посади за стол — она и ноги на стол!

11. Большинство мусульман — хорошие люди. Да! Это так! Большинство кого угодно — хорошие люди! Они просто хотят жить, работать, растить детей и радоваться.

Только они ничего не решают.

Лицо — религии, учения, народа, страны — определяет не общая масса, которая везде подобна. А меньшинство. Самое энергичное, незаурядное, новаторское, лезущее наверх, занимающее высоты.

В любой социальной смуте большинство инертно и добропорядочно, лояльно и стадно. Оно — как все. Вожаки поведут, подтолкнут, поманят, пригрозят, разожгут — ну, тогда конечно.

Большинство — дрова на складе. Вожаки — огонь, запал, бензин, ветер. Только так.

Какими хорошими, работящими, честными и доброжелательными людьми оказатись большинство немцев сразу после 9 мая 45! И откуда только бралось столько врагов у нас, да таких умелых и жестких? Злых, убежденных?

Вот скажите — ну, предположить, ну, опыт: захватили исламские фундаменталисты власть в Англии. И объявили законы шариата. И джихад неверным. И грабить можно. И вообще. Вы думаете, ваши соседи‑мусульмане пострадают от единоверцев? С чего бы. А вы думаете, они останутся вам друзьями, не разделят взгляды вожаков и будут воевать вместе с вами против них? Точно? Или наоборот?

Дорогие мои европейцы. Сегодня — ваша сила, и ваша власть, и ваше большинство в ваших странах. И то мусульмане — устраивают митинги и демонстрации, весьма напористо высказывая недовольство тем и сем. А теперь представьте себе, что их больше, чем вас. И власть в их руках. Ну?

Это в их среде таятся и плавают террористы. Ну и как — много вам выдали соплеменников добрые мусульмане?

А вы почитайте историю Ближнего и Среднего Востока в новые ремена. Там есть кое‑что о коварстве национального характера, кое‑что о жестокости, кое‑что о льстивости и лени, кое‑что о лживости, вороватости и не‑.

обязательности. Там есть кое‑что о том, как мусульмане разрывали белых на части.

12. Мы поставлены в дикое положение, а? Они не бедные, и дело не в религии, говорят нам, и не в том, что арабы или не арабы, говорят нам, и неясно, чего они хотят, говорят нам. А просто они врага демократии и всего хорошего.

И непонятно: как же бороться? И с кем бороться? И как упастись? И ясно только, что ценностями не поступимся.

Мне эта сказка про белого бычка надоела. А вам?

13. Иракская война и ценности демократии. Теракты в Испании заставили испанцев выйти из Ирака.

Американцы вперлись в Ирак против оружия массового поражения, против тоталитаризма и за демократию. Ну, нефть там.

Оружия не нашли. Плевать. Саддам сделал бы его рано или поздно.

Тоталитаризм уничтожили.

Ну, нефть там.

Заместо демократии в стране началась кровавая война, которой не видно конца.


обращений к странице:9115

всего : 34
cтраницы : 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | Следующая » ... [31-60]

PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2017 © Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
Связь с редакцией | Реклама на проекте | Программирование сайта | RSS экспорт
ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика