Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
 
Психологическая литература > Хроники Заводной Птицы

Хроники Заводной Птицы

Автор:Харуки Мураками
Добавлено : 16.08.2007 12:56:00


Содержание
36. «Дружба прежних дней»         [версия для печати]

Как развеять злые чары

Мир, где по утрам звенят будильники

— Обещаю, — сказал я, но голос прозвучал как - то равнодушно и отчужденно, словно записанный на магнитофон.

— Нет, скажи, что не будешь мне в лицо светить.

— Не буду. Обещаю.

— Правда обещаешь? Не обманываешь?

— Конечно, правда, если говорю.

— Ладно. Может, тогда сделаешь нам виски со льдом? Мне льда побольше.

Голос явно принадлежал чувственной зрелой женщине, хотя звучали в нем игривые нотки девчачьего кокетства. Я положил фонарик на стол и, выровняв дыхание, стал при его свете готовить напиток. Открыл бутылку, положил щипцами в стаканы лед и плеснул виски. Нужно внимательно отслеживать в голове, что делают руки. На стене в такт движениям плясали большие тени.

Зажав два в стакана в правой руке и освещая дорогу фонариком в левой, я вошел в заднюю комнату. Воздух в ней показался мне немного прохладнее, чем тогда, во время моего первого визита в номер 208. Плутая в темноте, я вспотел, сам того не заметив, и теперь, остывая, тело ощущало холодок. Пальто я сбросил по дороге.

Помня о своем обещании, я погасил фонарь и сунул его в карман. Нащупав столик у кровати, поставил на него один стакан и сел чуть поодаль на стул с подлокотниками, держа свою порцию виски. В полной темноте оставалось полагаться только на память — хорошо, что я запомнил, где что стояло.

Зашуршали простыни. Женщина, не спеша, приподнялась в постели и, облокотясь о спинку кровати, взяла стакан. Легонько встряхнула, кубики льда стукнулись друг о друга, она сделала глоток. «Как звуковое оформление радиоспектакля», — подумал я о наполнявших тьму звуках, понюхал виски, но пить не стал.

— Давно мы не встречались, — начал я. Теперь голос звучал более естественно, привычно.

— Разве? — сказала женщина. — Я плохо в этом ориентируюсь. Что значит «давно»?

— Насколько я помню, ровно год и пять месяцев.

Она безразлично хмыкнула и добавила:

— Не помню…

Я поставил стакан на пол и закинул ногу на ногу.

— Выходит, в прошлый раз тебя тут не было?

— Была. В этой самой постели. Я вообще всегда здесь.

— Но я точно был тогда в номере 208. Этой ведь 208 - й?

Она покрутила лед в стакане и сказала со смешком:

— Точно, да не точно. Ты был в другом 208 - м номере. Вот это точно.

Фразы складывались у нее как - то нетвердо, отчего мне сделалось немного не по себе. Может, потому, что она выпила? В темноте я снял шерстяную шапочку и положил на колени.

— Телефон не работает, — сказал я.

— Знаю, — вяло отозвалась женщина. — Они его отключили. Хотя и знали, как я люблю по телефону разговаривать.

— Они что — держат тебя взаперти?

— Как сказать? Даже не знаю, — сказала она и коротко засмеялась. В потревоженном воздухе ее голос дрогнул.

— Побывав здесь, я потом долго думал о тебе, — говорил я, повернувшись в ее сторону. — Хотел понять, кто ты, что тут делаешь.

— Забавно.

— О чем только ни думал… И все равно — уверенности у меня еще нет. Одни догадки.

— Хм… — Мои слова, похоже, пробудили в ней интерес. — Значит, нет уверенности? Одни догадки?

— Да, — сказал я. — И знаешь, что я тебе скажу? Я думаю, ты — Кумико. Я не догадался сначала, а теперь все больше в этом убеждаюсь.

— Вот оно что? — помолчав немного, радостно поинтересовалась она. — Выходит, я — Кумико?

На какое - то мгновение я перестал понимать, что происходит. Появилось ощущение, что все получается не так: явился не туда, куда надо, и говорю что - то не то и не тому, кому нужно. Пустая трата времени, бессмысленный обходной маневр. Сменив позу, я сжал в темноте обеими руками лежавшую на коленях шапочку, желая убедиться в реальности происходящего.

— Да. Тогда все сходится. Ты все время звонила мне отсюда, хотела открыть какой - то секрет. Секрет, принадлежащий Кумико. Наверное, тот самый, которым настоящая Кумико в реальном мире никак не могла поделиться со мной. И ты хотела сделать это отсюда за нее, выразить особыми словами, как бы секретным кодом.

Женщина помолчала, потом взяла стакан, еще отпила виски и сказала:

— Интересно! Ну, если ты так думаешь, может, так оно и есть. Вдруг я и в самом деле — Кумико? Хотя не знаю… Но если это правда, тогда я должна говорить с тобой ее голосом. Разве не так? Какая - то путаница получается. Извини, конечно.

— Ничего, — отозвался я и снова уловил беспокойные, неестественные нотки в своем голосе.

Из темноты послышалось покашливание и слова:

— Ну, что же дальше? — Опять смешок. — Как - то непросто все. Ты спешишь? Можешь еще побыть?

— Не знаю. Трудно сказать.

— Погоди минутку. Извини. Хм… Сейчас все будет готово.

Я подождал немного.

— Итак, ты пришел. Искал и пришел, чтобы меня увидеть? — раздался из темноты серьезный голос Кумико.

Последний раз я слышал его в то летнее утро, когда застегивал молнию у нее на спине. За ушами Кумико пахло незнакомыми духами, которые ей кто - то подарил. Тогда она ушла и не вернулась. Этот прозвучавший в темноте голос — принадлежал ли он настоящей Кумико, или кто - то пытался подражать ей — вернул меня на миг в то утро. Я чувствовал аромат ее духов, видел повернутую ко мне спину, белую кожу. Во мраке воспоминания становились насыщенными, обретали куда более яркие краски, чем в реальной жизни. Я сильнее сжал в руках шапочку.

— Точнее, я пришел не за тем, чтобы увидеть тебя. Я пришел забрать тебя отсюда.

В темноте она еле слышно вздохнула.

— Почему ты так хочешь вернуть меня?

— Потому что люблю тебя, — сказал я. — И знаю, что ты тоже меня любишь. Я тебе нужен.

— Ты уверен? — спросила Кумико — или та, что говорила ее голосом. В нем не было насмешки, нет. Но и тепла в этих словах тоже не чувствовалось.

В соседней комнате кубики льда звякнули, ударяясь друг о друга и меняя положение в ведерке.

— Но чтобы вернуть тебя, нужно разгадать кое - какие загадки.

— Думаешь, это просто? — спросила она. — Хватит ли тебе времени?

Она была права: времени оставалось мало, а вопросов, требующих ответа, больше чем достаточно. Я провел по лбу тыльной стороной ладони, вытирая пот. «Скорее всего, это последний шанс. Давай же, думай!» — сказал я себе.

— Я хочу, чтобы ты помогла мне.

— Каким образом? — послышался голос Кумико. — Вряд ли у меня получится. Впрочем, давай попробуем.

— Первое, что мне надо знать: зачем ты ушла? Почему тебе пришлось покинуть наш дом? Я хочу знать настоящую причину. У тебя был другой, ты мне писала. Я перечитывал это письмо много раз. Отчасти этим можно объяснить что произошло. Но разве в этом настоящая причина? Никак не могу поверить. Я не говорю, что это ложь… мне просто кажется… может, это такая метафора?

— Метафора? — Мои слова, похоже, изумили ее. — Не знаю, конечно, но спать с другим… Какая же это метафора?

— Я имею в виду… мне кажется, это объяснение во имя объяснения. Оно ни к чему не ведет… Это то, что лежит на поверхности. Чем глубже я вчитываюсь в твое письмо, тем больше склоняюсь к этой мысли. Должна быть какая - то другая причина — более серьезная, настоящая. И почти наверняка здесь замешан Нобору Ватая.

В темноте я почувствовал на себе ее взгляд. «А вдруг она видит меня?» — мелькнуло в голове.

— Замешан? Как же? — продолжал звучать голос Кумико.

— Понимаешь, все так запутано… появляются разные люди, все время происходит что - то непонятное. Пытаешься разобраться, расставить все по местам, но ничего не выходит. Но стоит отодвинуться подальше и взглянуть со стороны — и сразу видишь четкую связь. Все дело в том, что из моего мира ты перенеслась в мир Нобору Ватая. Этот самый переход — вот что важно. А спала ты с кем - то или нет — вторично. Внешнее проявление, только и всего. Вот что я хотел сказать.

Не видимая во тьме, она неторопливо потянулась к своему стакану. Напрягая зрение, я вглядывался в темноту, откуда донесся шорох: глаз вроде бы уловил ее движение, но, разумеется, мне только показалось.

— Не всегда один человек обращается к другому только за тем, чтобы сказать правду, Окада - сан, — услышал я. Это была уже не Кумико. Голос принадлежал не ей и не той сладкозвучной девушке, с которой я говорил вначале, а женщине совершенно незнакомой. Звучал он уверенно, и понятно было, что его обладательница — человек умный. — Точно так же далеко не всегда люди встречаются, чтобы друг другу душу открывать. Понимаешь, что я имею в виду?

— И все же Кумико пыталась передать, сообщить мне что - то. Правду или не правду — не имеет значения. Она обращалась ко мне. Вот что для меня правда.

Окружавший меня мрак, казалось, начал сгущаться, становился тяжелее и тяжелее, напоминая ночной прилив, который бесшумно приближался и затапливал все вокруг. Надо торопиться. Времени остается не так много. Если освещение включится, они, вполне возможно, явятся сюда искать меня. Наконец, я решился облечь в слова мысли, понемногу обретавшие форму.

— То, что я сейчас скажу, не более чем предположение, но в родословной семейства Ватая есть какая - то наследственная предрасположенность. В чем она заключается — не скажу. Точно не знаю. Но что - то определенно есть. Нечто, что вызывает у тебя страх. Из - за этого ты и побоялась иметь ребенка. Забеременев, испугалась, что наследственность скажется на нем, но открыть мне свою тайну не смогла. С этого все и началось.

Ничего не отвечая, она тихо поставила стакан на столик. Я продолжал:

— А твоя сестра… Она ведь не от пищевого отравления умерла. Нет, причина совсем в другом. В ее смерти виноват Нобору Ватая, и тебе это известно. Сестра, должно быть, что - то сказала тебе перед смертью, как - то предупредила. Вероятно, у Нобору Ватая особый дар влиять на людей, с помощью которого он отыскивал наиболее восприимчивых и чего - то от них добивался. Это испытала на себе Крита Кано — он надругался над ней. Крите каким - то образом удалось оправиться после этого, а твоя сестра не смогла. Ведь она жила с братом в одном доме, и бежать ей было некуда. Жить с этим дальше она не захотела, предпочла умереть. Твои родители скрывали, что она покончила с собой. Разве не так?

Ответа я не дождался. Она молчала, словно хотела раствориться во мраке.

— Не знаю, как ему это удалось, — говорил я, — но в какой - то момент его силы выросли многократно. С помощью телевидения и других массмедиа он получил возможность влиять на общество и применяет сейчас свой дар для того, чтобы вытащить на поверхность нечто кроющееся в темных закоулках подсознания больших масс людей и использовать это в своих политических целях. Это очень опасно. То, чего он добивается, роковым образом связано с насилием и кровью и имеет прямое отношение к самым мрачным страницам истории. В результате погибнет множество людей.

В темноте раздался вздох.

— Можно еще виски? — мягко попросила она.

Поднявшись, я подошел к столику у кровати и взял пустой стакан. Этот маневр я уже выполнял в темноте без особого труда. Прошел в другую комнату и при свете фонарика налил виски, положил в стакан несколько кубиков льда.

— Значит, это только предположение?

— Просто я связал, соединил вместе разрозненные мысли, — ответил я. — Доказательств у меня нет. Оснований утверждать, что все случилось как я сказал, — тоже.

— И все же хотелось бы услышать продолжение. Если, конечно, есть что добавить.

Вернувшись в спальню, я поставил стакан на столик, выключил фонарь и снова уселся на стул. Сосредоточился и продолжал:

— Ты не знала точно, что произошло с сестрой. Она о чем - то предупреждала тебя перед смертью, но ты была слишком мала, чтобы все понять. И все - таки кое - что уловила. То, что Нобору Ватая каким - то образом осквернил, обесчестил сестру. То, что ваш род несет в себе что - то мрачное, зловещее, и это может быть и в твоей крови, и тебе вряд ли удастся спрятаться от этого. Вот почему в этом доме ты все время была одинока, жила в напряжении, в необъяснимой скрытой тревоге. Как медуза в аквариуме.

После окончания университета и того шабаша, который подняли вокруг нас с тобой, ты, в конце концов, вышла за меня и рассталась с семейством Ватая. Жизнь наша протекала спокойно, и ты понемногу забывала о мрачном беспокойстве, мучившем тебя прежде. Появились новые знакомые, ты стала другим человеком — в общем, постепенно приходила в себя. Шло к тому, что все будет хорошо, однако, к несчастью, добром это не кончилось. В какой - то момент ты инстинктивно ощутила приближение той темной силы, от которой, казалось, тебе удалось освободиться. А когда поняла, что происходит, запаниковала. Ты растерялась, не знала, что делать, и, чтобы узнать правду, решила поговорить с Нобору Ватая, встретилась с Мальтой Кано, надеясь, что она поможет. Только мне ты не могла открыться.

Скорее всего, все началось, когда ты забеременела. У меня такое чувство. Это и перевернуло все. Первое предупреждение я получил в тот самый день, когда ты сделала аборт, вечером, в Саппоро, от гитариста. Вероятно, беременность разбудила то, что было скрыто, дремало в тебе. А Нобору Ватая как раз ждал, когда оно проснется. Наверное, он только на такую сексуальную связь с женщиной способен. Вот почему, почувствовав, что это нарастает в тебе, выходит на поверхность, он постарался насильно оторвать тебя от меня и привязать к себе. Ты ему совершенно необходима. Ты должна сыграть для него ту же роль, которую сыграла твоя старшая сестра.

Я закончил, наступила тишина. Все догадки и предположения высказаны. Часть из них основана на неясных и смутных мыслях, уже давно крутившихся в мозгу, остальные возникли, пока я излагал в темноте свои мысли. Возможно, заключенная во мраке энергия заполнила пустые клеточки в моем воображении. Или помогло присутствие здесь этой женщины? Но как бы то ни было, все эти догадки по - прежнему не имели под собой никаких оснований.

— Как интересно! — произнесла наконец она — снова игривым тоном. Ее голос быстро переключался с одной интонации на другую. — Так - так. Получается, я оставила тебя; опозоренная, решила скрыться от посторонних глаз. Это мне напоминает туман на мосту Ватерлоо, «…дружбу прежних дней» [[66]], Роберта Тейлора с Вивьен Ли…

— Я заберу тебя отсюда, — оборвал я ее. — Верну в наш мир, где живут коты с загнутыми на самом кончике хвостами, где маленькие садики, где по утрам звенят будильники.

— Как же ты это сделаешь? — спросила она. — Как вытащишь меня отсюда? А, Окада - сан?

— Знаешь, как в сказках бывает? Развею злые чары.

— Вот оно что! — произнес голос. — Но погоди. Ты считаешь, что я Кумико и забрать с собой хочешь Кумико. А вдруг я — совсем не Кумико? Что тогда? Может, ты не ту вызволять собрался. Ты уверен, что все так, как ты думаешь? Может, лучше сесть и подумать еще раз?

Я сжал в руке лежавший в кармане фонарик. Никого, кроме Кумико, здесь быть не может. Но доказать я ничего не могу. В конце концов, все это — только предположения, не больше. Ладонь в кармане стала мокрой от пота.

— Я заберу тебя, — повторил я, сдерживаясь. — Для этого я сюда и пришел.

Чуть слышно зашуршали простыни — она повернулась на кровати.

— Точно? Уверен?

— Уверен. Я заберу тебя.

— Не передумаешь?

— Нет. Я твердо решил.

Она надолго замолчала, будто хотела воспользоваться паузой, чтобы что - то проверить. Потом глубоко вздохнула, словно подводя черту.

— У меня есть для тебя подарок, — сказала она. — Так, ничего особенного, но может пригодиться. Свет не включай. Сюда руку. Здесь, на столике. Вот, вот.

Оторвавшись от стула, я осторожно протянул во тьму правую руку, как бы измеряя окружавшую меня пустоту, почувствовал, как покалывает в кончиках пальцев, и в следующий момент коснулся лежавшего на столе предмета. У меня перехватило дыхание. Бейсбольная бита!

Взявшись за рукоятку, я поднял ее над головой. Да — та самая бита, которую я отобрал у парня с чехлом от гитары. Она! Почти наверняка. Рукоятка, вес… Точно, она. Но тщательно ощупав биту, я обнаружил, что к ней прямо над фабричным клеймом что - то присохло. Пучок волос, плотный и жесткий. Пальцы не могли ошибиться — волосы человеческие. Несколько слипшихся от запекшейся крови волосков. Что же получается? Кто - то этой битой кому - то — возможно, Нобору Ватая — заехал по голове. Я с трудом вытолкнул из себя застрявший в горле воздух.

— Это твоя бита?

— Может быть, — выдавил я, стараясь успокоиться. В непроглядной тьме голос опять стал звучать непривычно — точно вместо меня говорил другой человек, скрывающийся от моего взора. Я откашлялся и, убедившись, что голос все - таки принадлежит мне, добавил: — Похоже, однако, что ею кого - то били.

Женщина молчала. Я опустил биту, зажал ее между ног и сказал:

— Ты знаешь, конечно… Этой битой кто - то размозжил голову Нобору Ватая. В новостях по телевизору сказали. Он сейчас в больнице в тяжелом состоянии, без сознания и может умереть.

— Не умрет, — послышался голос Кумико. Она проговорила эти слова с безразличием — совершенно бесстрастно, словно зачитывала текст из учебника истории. — Хотя сознание к нему может и не вернуться и он так и будет блуждать во мраке. А что это за мрак — не известно никому.

Я нащупал стоявший у ног стакан, вылил в рот его содержимое и проглотил, не задумываясь. Безвкусная жидкость попала в горло, прошла по пищеводу. Почему - то стало холодно, и появилось неприятное ощущение — издалека, из бескрайнего мрака, на меня медленно что - то надвигалось. Сердце учащенно забилось в предчувствии чего - то.

— Времени мало остается. Скажи, если можешь: что это за место такое? Где мы находимся? — спросил я.

— Ты здесь уже не в первый раз и знаешь, как сюда попасть — живым и невредимым. Так что тебе должно быть известно, что это за место. Хотя это уже не имеет большого значения. Важно…

В этот самый момент раздался стук в дверь — громкий и резкий, будто забивали гвоздь в стену. Два удара, потом еще два. Тот же стук, что я слышал в прошлый раз. Она глотнула воздух.

— Беги! — Это точно был голос Кумико. — Еще успеешь пройти сквозь стену.

Правильно или нет, но я — здесь, и я должен победить это. Это моя война, и я должен ее выиграть…

— Никуда я не побегу, — сказал я Кумико. — Я заберу тебя отсюда.

Я поставил стакан на пол, надел шерстяную шапочку и, сжав покрепче биту, которую держал между колен, медленно направился к двери.
обращений к странице:5575

всего : 73
cтраницы : [1-30] [31-60] ... 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | Следующая » ...

PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2017 © Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
Связь с редакцией | Реклама на проекте | Программирование сайта | RSS экспорт
ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика