Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
     


Психология жизни

Последние 7, 30 поступлений.
Как полюбить себя и обрести успех в жизни
Вернись я все прощу
Переизбыток полезности
Как перестать есть на эмоциях?
Шесть причин слабости
Как увеличить пространство интерьера
Как создать мощный поток клиентов
 Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
Партнеры проекта
 







Партнеры проекта
Психологическая литература > ОХОТА НА ОВЕЦ

ОХОТА НА ОВЕЦ

Автор:Харуки Мураками
Добавлено : 14.08.2007 11:48:00


Содержание
ПРОФЕССОР ОВЦА МНОГО ЕСТ И МНОГО РАССКАЗЫВАЕТ         [версия для печати]

Судя по тому, что поведал нам управляющий отеля "Дельфин", жизнь его родителя - Профессора Овцы - в целом трудно было назвать неудачной.

- Родился отец в 1905 году в Сэндае в семье потомственного самурая... - начал сын. - Вы не возражаете, если я буду пользоваться европейским летосчислением?

- Пожалуйста-пожалуйста! - ответил я.

- Семья была не то чтобы очень зажиточной, но усадьбу свою имела. Как-никак, предки были вассалами-хранителями замка светлейшего князя... А в середине прошлого века этот род подарил стране еще и знаменитого ученого-агронома.

С раннего детства Профессор Овца невероятно преуспевал в учебе и прослыл на весь Сэндай вундеркиндом, который знал все на свете. Ребенок не только прекрасно учился, но и превосходно играл на скрипке. И когда префектуру осчастливил высочайшим визитом сам Император, мальчик исполнил перед семейством Его Величества сонату Бетховена и получил в награду золотые часы.

Родители мечтали, чтобы он изучал законы, и уже прочили ему блестящую карьеру юриста - но сынок наотрез отказался от этой идеи.

- Юриспруденция меня не интересует, - заявил юный Профессор Овца.

- Ну, что ж... Тогда иди в музыканты! - сказал на это его отец. - В конце концов, можно позволить в роду и одного отпрыска - музыканта.

- Музыка меня тоже не интересует, - ответил Профессор Овца.

Отец очень долго молчал.

- В таком случае, - промолвил он наконец, - какой путь ты бы сам себе пожелал?

- Меня интересует сельское хозяйство. Хочу изучать вопросы аграрной политики.

- Будь по-твоему, - изрек отец после долгой паузы. Нрава сын был кроткого и простодушного, но все знали - от однажды сделанных заявлений не отступался ни при каких обстоятельствах. Даже слово родного отца не смогло бы ничего изменить.

На следующий год Профессор Овца поступил, как и задумывал, на сельскохозяйственный факультет Токийского Императорского университета. И в университетских стенах его одаренность не угасала. У всех, включая профессуру, он просто не сходил с языка. Юноша опережал в успехах всех своих однокашников, но несмотря на это пользовался среди них отличной репутацией. С какой стороны ни посмотри - его исключительность ни у кого не вызывала ни сомнений, ни раздражения. К мирским утехам он интереса не питал, в свободное время читал книги, начитавшись же - уединялся в тихом садике и играл на скрипке. С кармана его студенческого сюртука неизменно свисала цепочка от золотых часов.

С отличием закончив университет, молодой человек как исключительно одаренная личность был распределен в Министерство сельского хозяйства и лесоводства. Свой выпускной диплом он посвятил, ни много ни мало, разработке "концепции комплексного развития сельского хозяйства Японии, Кореи и Тайваня"; и хотя идеи его грешили известной утопичностью, некоторое время о них поговаривали в свете.

Проработав в министерстве два года, Профессор Овца окончательно созрел как ученый - и был отправлен на Корейский полуостров изучать проблемы местного рисоводства. Находясь там, он разработал "План-проект рисоводческой политики для Корейского полуострова", который был одобрен правительством и утвержден к выполнению.

В 1934 году Профессора отозвали в Токио, где ему был присвоен чин генерал-лейтенанта и предъявлена повестка о призыве в армию. Командование поручило молодому генералу разработать "Систему натурального хозяйства для самообеспечения японской армии мясом и шерстью овец в условиях боевого развертывания на равнинах Северного Китая". Так Профессор Овца впервые занялся овцами. Организовав регулярные поставки японских, маньчжурских и монгольских овец для армейских нужд, весной следующего года молодой генерал отправился с экспедицией в Маньчжурию "для изучения ситуации на местах". Именно с этих пор началось его сокрушительное падение.

Всю весну 1935 года жизнь в лагере протекала без происшествий. Происшествие случилось в июле. Сказав, что хочет проверить "условия жизни местных овец", Профессор Овца сел на лошадь, уехал в сопки и там исчез.

Ни на третьи, ни на четвертые сутки пропавший не появлялся. Прикомандированная к отряду группа военной разведки сбилась с ног, прочесывая окрестности, но все было безрезультатно. Решили, что генерала либо задрали волки, либо пленили повстанцы. И лишь неделю спустя, когда решено было прекратить бесплодные поиски, Профессор Овца, весь оборванный и изможденный, появился в лагере перед самым заходом солнца. От него остались одни кожа да кости, щеки ввалились - и только глаза, широко распахнутые, горели ярким безумным огнем. Лошади при нем не было, пропали и золотые часы. Причину своего исчезновения он так и объяснил - сгинула лошадь, и он заблудился в лесу; звучало это достаточно правдоподобно, все поверили ему и успокоились.

Однако месяц спустя по штабу пополз очень странный слух. Слух о том, будто бы генерал, скитаясь по лесам, "вступил в особую связь" с овцой. К чему конкретно сводилась эта "особая связь", не мог объяснить никто. Кончилось тем, что начальство вызвало его к себе в кабинет и провело "собеседование". Колониальное государство - не то место, где можно игнорировать слухи.

- Это правда, что ты вступал в "особую связь" с овцой? - спросило начальство.

- Так точно. Вступал.

Дальнейший диалог звучал следующим образом.

В: - Что такое "особая связь"? Половой акт?

О: - Никак нет.

В: - Изволь объясниться.

О: - Психическое соитие.

В: - Это не объяснение.

О: - Трудно найти точный термин. "Обмен душами" - пожалуй, наиболее близкое определение.

В: - Ты хочешь сказать, что обменялся душами с овцой?

О: - Так точно.

В: - Значит, всю неделю, пока тебя искала военная разведка, ты обменивался душами с овцой?

О: - Так точно.

В: - Ты не считаешь это нарушением служебного долга?

О: - Мой долг - изучать овец.

В: - В изучение овец не входит задача обмена душами! Тебе следует быть осмотрительнее. Ты был гордостью Императорского университета. В Министерстве тобой до сих пор все тоже были довольны. Если не наделаешь глупостей - станешь одним из тех, кто двигает сельскохозяйственную политику всего Дальнего Востока. Помни об этом!

О: - Слушаюсь.

В: - Про "обмен душами" приказываю забыть. Овца - обыкновенная скотина.

О: - Это забыть невозможно.

В: - Изволь объясниться.

О: - Овца - у меня внутри.

В: - Это не объяснение.

О: - По-другому объяснить невозможно.

В феврале 1936 года Профессора Овцу отозвали на родину, еще несколько раз провели с ним подобные "собеседования" - и определили на работу в министерский архив. Работа его заключалась теперь в составлении описей к документам и поддержании порядка на стеллажах. Иными словами, от пирога дальневосточного сельского хозяйства его тарелку убрали.

- Овца из меня ушла! - именно тогда начал жаловаться Профессор Овца друзьям. - А раньше она была, была у меня внутри!..

1937 год. Профессор Овца увольняется из Министерства, получает крупный гражданский заем от того же Министерства на реализацию своего "Плана выведения трехмиллионного поголовья японских, маньчжурских и монгольских мериносов" - проекта, над которым работал все эти годы, - переселяется на Хоккайдо и становится овцеводом. В хозяйстве его - пятьдесят шесть овец.

1939 год. Профессор Овца женится. Сто двадцать восемь овец.

1942 год. Рождается сын (ныне - управляющий отелем "Дельфин"). Сто восемьдесят одна овца.

1946 год. Пастбища Профессора реквизируются под учебный полигон оккупационной армией США. Шестьдесят две овцы.

1947 год. Профессор Овца поступает на службу в Союз Овцеводов Хоккайдо.

1949 год. Жена Профессора умирает от туберкулеза.

1950 год. Профессор Овца назначается директором Музея Мериносоведения Хоккайдо.

1960 год. Сын лишается пальцев в порту Отару.

1967 год. Закрывается Музей Мериносоведения.

1968 год. Открывается отель "Дельфин".

1978 год. Молодой агент по торговле недвижимостью спрашивает о пейзаже на фотографии.

(Это уже про меня).

- Чертовщина какая-то! - сказал я.

- Очень хотелось бы поговорить с вашим отцом! - сказал я.

- Конечно - сходите да поговорите, никаких проблем. Вот только меня отец... недолюбливает. Так что уж извините, но не могли бы вы сходить к нему сами? - попросил сын Профессора Овцы.

- Недолюбливает?

- Ну, не переносит, что я лысый, что пальцев нет...

- А! - сказал я. - В общем, со странностями человек, я так понимаю?

- Может, нехорошо так говорить про отца, но... еще с какими странностями! С тех пор, как с овцой повстречался - ну просто подменили человека. Сделался совершенно несносен в общении, груб порой до жестокости. Но знаете - на самом деле, в глубине души, он очень мягкий и добрый! Только послушайте, как он играет на скрипке - сразу поймете... Эта овца доставила отцу невыносимые страдания. А потом, уже через него, принесла много боли и мне.

- Вы, наверное, очень любите своего отца? - спросила подруга.

- Да, конечно. Люблю, - ответил управляющий отелем "Дельфин". - Только он меня всегда недолюбливал. Даже в детстве не обнял ни разу. Слова теплого за всю жизнь не сказал. А теперь, когда у меня пальцев недостает и голова как колено, - еще и издевается надо мной то и дело!

- Я уверена, он это делает неумышленно! - попыталась утешить его подруга.

- Я тоже так думаю, - поддержал ее я.

- Спасибо вам... - сказал управляющий.

- Но если придем только мы вдвоем - станет ли он разговаривать с нами? - спросил я.

- Трудно сказать, - ответил управляющий. - Но если выполнить два условия - очень может быть, что и станет. Во-первых, нужно сразу сказать, что вы пришли с вопросом насчет овцы.

- А во-вторых?

- Не говорите, что это я вас прислал.

- Понятно... - сказал я.

Поблагодарив сына Профессора Овцы, мы с подругой поднялись на второй этаж. В коридоре было зябко и сыро. Тусклые лампочки еле горели, в углах скопилась многолетняя пыль. В воздухе пахло старой бумагой и человеческим телом. Мы прошли, как было указано, в самый конец длинного коридора и постучались в облезлого вида дверь с облупившейся пластмассовой табличкой "Директор Музея". На стук никто не отозвался. Я постучал еще раз. Никакого ответа. И лишь когда я постучал в третий раз, из-за двери донесся сдавленный рык:

- Во-он! - проревел мужской голос. - Все пошли вон!!..

- Мы к вам насчет овец! - сказал я.

- Ступайте жрать свое дерьмо!!! - раздалось в ответ. В свои семьдесят три Профессор обладал на редкость отменной глоткой.

- Но нам с вами действительно необходимо кое-что обсудить! - заорал я через закрытую дверь.

- Насчет овец, ублюдок, мне нечего с тобой обсуждать!!!

- И все-таки поговорить придется! - настаивал я. - Насчет овцы, которая исчезла в тридцать шестом году!

Несколько секунд из-за двери не доносилось ни звука. Затем дверь резко, неожиданно легко распахнулась - и Профессор Овца предстал перед нами.

Волосы у Профессора были длинными и седыми как снег. Белые брови свисали сосульками, наполовину скрывая глубоко посаженные глаза. Роста он был - метр семьдесят с небольшим, но в осанке ощущались выправка и непоколебимое достоинство. Коренастый, широкие скулы. Кончик носа, будто споря с плоской переносицей, дерзко выдавался вперед, точно лыжный трамплин.

В комнате запах тела ощущался еще сильнее. Впрочем, нет - то уже не был запах собственно человека. Сконцентрировавшись до предела именно в этой комнате, запах потерял свою изначальную сущность - и сплавился воедино со Временем и солнечным светом. Папки, тетради, бумаги устилали пол комнаты иак, что его было почти не видно. В основном ­ документы на иностранных языках, все в каких-то разводах и пятнах. У стены справа стояла кроваво-бурой расцветки кровать; перед окном против входа - огромный стол из красного дерева с вертящимся креслом. На столе наблюдался относительный порядок; аккуратно подбитую кипу бумаг придавливало стеклянное пресс-папье в форме овцы. Люстра под потолком не горела, и если б не запыленная настольная лампа, еле-еле рассеивавшая свои несчастные шестьдесят ватт по красной столешнице - в комнате царил бы густой полумрак.

На Профессоре были серая сорочка, черный шерстяной джемпер и потерявшие всякую форму широченные брюки из ткани "елочкой". В косом луче света от лампы серая сорочка и черный джемпер смотрелись как белая сорочка и серый джемпер. А может, так оно и было.

Профессор Овца опустился в кресло возле стола и, ткнув пальцем в сторону кровати, предложил сесть нам. Осторожно, точно боясь нарваться на мину, мы перешагнули через каждую бумажку на нашем пути, добрались до кровати и сели. Постель была грязной до невозможности; мне казалось, мои бедные "ливайсы" прилипли к замызганным простыням навсегда. Все это время Профессор Овца наблюдал за нами, сцепив пальцы обеих рук на столе. Пальцы его даже на костяшках покрывала густая шерсть. Абсолютно черная, растительность эта являла совершенно дикий контраст с белоснежными волосами на голове.

Профессор Овца снял трубку телефона, проорал в нее: "Жрать неси, быстро!!!" - и швырнул трубку на место.

- Итак, - обратился он к нам, - Вы притащились сюда, чтобы болтать со мной про овцу, которая исчезла в тридцать шестом году?

- Совершенно верно, - ответил я.

- Хм-м! - ухмыльнулся Профессор Овца и трубно высморкался в клочок туалетной бумаги. - Что же, сказки мне будете рассказывать? Или вопросы задавать?

- И то, и другое.

- Ну, тогда сначала рассказывай!

- Мы знаем, куда сбежала от вас овца весной 1936 года.

- Хм-м-м! - и он снова громко прочистил нос. - То есть, вы якобы знаете то, что я, пустившись во все тяжкие и растеряв в жизни все, что имел, так и не смог узнать даже за тридцать лет?!

- Но нам действительно это известно.

- Наверняка чушь какая-нибудь!..

Я достал из кармана серебряную зажигалку с овцой на боку и фотографию от Крысы и положил на край стола. Волосатой рукой Профессор Овца взял оба предмета, поместил в луч света под самую лампу - и погрузился в изучение. Воздух в комнате, казалось, до последней молекулы пропитался давящей тишиной. Двойные стекла не пропускали ни звука с улицы, и странный скрежет, исходивший от старой лампы, - цурр, цурр, - лишь усиливал тяжесть навалившегося на нас безмолвия.

Наконец старик оторвал взгляд от того, что держал в руках, резким щелчком выключил лампу и короткими сильными пальцами начал растирать себе веки. С такой яростью, будто хотел протолкнуть глаза внутрь черепа. Когда он отнял руки от лица, белки его глаз были красными, как у кролика.

- Простите меня, - тихо проговорил он. - Когда столько лет вокруг одни идиоты - перестаешь верить в нормальных людей!...

- Ничего! - сказал я.

- Как ты думаешь, во что превратится жизнь человека, если мысли в его голове напрочь лишить возможности быть сформулированными?

- Н-не знаю... Во что же?

- В преисподнюю. В нескончаемую пытку для разбухшего от мыслей мозга. В кромешный ад - без лучика света для глаз, без капли воды для пересохшего горла... Я живу в этом аду вот уже сорок два года.

- И все из-за овцы? - осторожно спросил я.

- Да! Все из-за овцы! Весной тридцать шестого года она сбежала, низвергнув меня в преисподнюю...

- И вы ушли из Министерства, потому что решили ее разыскать, так?

- Ушел я потому, что все чиновники - форменные ослы! Ни один из этих кретинов не понимает истинной сути вещей и событий! Никогда этим тупицам не постичь великого Смысла, который заключает в себе Овца...

В дверь неожиданно постучали. "Еда, господин Профессор!" - послышался женский голос. "Оставь поднос и проваливай!!!" - рявкнул Профессор Овца. За дверью что-то с глухим стуком поставили на пол, послышались звуки удаляющихся шагов. Подруга открыла дверь, подняла с порога поднос, перенесла через комнату и водрузила на профессорский стол. На подносе стояли тарелки - суп с гренками, салат и фрикадельки для Профессора Овцы, а также пара чашек кофе для нас.

- А вы уже жрали? - спросил Профессор.

- Только что из-за стола, - закивали мы в ответ.

- И что же вы жрали?

- Телятину в белом вине, - ответил я.

- Жареные креветки, - ответила подруга.

- Хм-м! - промычал Профессор Овца, отхлебнул супа и захрумкал гренками. - Я, конечно, извиняюсь, но придется мне болтать с вами и жрать одновременно. Уж очень охота...

- Пожалуйста-пожалуйста! - сказали мы с подругой.

Он принялся за свой суп, мы - за кофе. Профессор Овца уткнулся глазами в тарелку и не поднял взгляда ни разу, покуда не выхлебал весь суп.

- Вы знаете место на фотографии? - спросил я.

- Знаю. Отлично знаю.

- Вы можете рассказать, где оно находится?

- Э-э, погоди, - сказал Профессор Овца и отодвинул опустевшую тарелку. - Во всяком деле нужны порядок и последовательность! Давай-ка начнем с тридцать шестого года. Сперва говорю я, потом ты.

Я кивнул.

- Итак, рассказываю в двух словах, - начал Профессор Овца. - Овца забралась в меня летом 1935 года. Однажды в Маньчжурии, неподалеку от монгольской границы, я заблудился в горах. Наступила ночь - делать нечего, я устроился на ночлег в какой-то пещере и заснул. И тут мне приснилась овца. Овца заглянула мне в глаза и спросила, можно ли в меня вселиться. "Валяй, - ответил я ей, - я не возражаю". Откуда мне было знать, что разговор всерьез? Наоборот: помню, ясно осознавал, что это всего лишь сон! - Профессор саркастически засмеялся. - Такую овцу я видел впервые в жизни. По профессии мне полагается знать все породы овец на Земле. И я их знаю - все, кроме этой! Эту я ни с какой мне известной породой отождествить не могу. Совершенно неповторимый изгиб рогов, на редкость короткие, сильные ноги. Глаза - громадные и ясные, как вода в горных реках. Шерсть белоснежная, а на спине - коричневое пятно в форме звезды. Я сразу понял: второй такой овцы не сыскать на всем белом свете! Вот я и ответил ей, что не буду возражать, если она в меня вселится. Как ученый, я хотя бы во сне не желал упускать такой уникальнейший экземпляр!..

- А что вы испытывали, когда в вас вселялась овца?

- Да ничего особенного! Просто начал чувствовать, что во мне завелась овца. С утра как проснулся - так и чувствовал постоянно: внутри у меня - овца. Очень естественное ощущение.

- А, скажем, голова у вас никогда не болела?

- За всю жизнь - ни разу!

Профессор Овца набил рот фрикадельками, и его челюсти заработали с удвоенной энергией. Не прожевав и половины, он с набитым ртом продолжал:

- Вообще, на севере Китая и в Монголии вселение овцы в человека - не такая уж редкость. Местные жители с незапамятных времен свято верят, что тот, в кого входит овца, получает особое небесное благословение. Еще в летописях эпохи Юань упоминается "звездоносный белый овен", вселявшийся в Чингисхана... Ну, что? Интересно?

- Интересно!.. - ответил я.

- Считают, что овца, вселяющаяся в людей, - бессмертна. И человек, в котором она живет, не может умереть. Однако стоит овце уйти из человека, как человек свое бессмертие теряет. Все решает сама овца. Нравится ей "хозяин" - она может оставаться в нем десятки лет. Станет ей что-нибудь не по нраву - прыг наружу, и поминай как звали! Людей, которых бросила овца, называют "обезовеченными". Таких вот, как я, например...

Чав, чав.

- Сразу после того, как во мне завелась овца, я занялся серьезнейшим изучением местных верований, обычаев и преданий, связанных с овцами. Опрашивал население, копался в старых рукописях. Тогда и пополз среди жителей слух, что в меня вселилась овца. О слухе было доложено начальству. Начальству все это не понравилось, я получил ярлык "психически неуравновешенного" - и вскоре меня отправили на родину. Так сказать, очередная "жертва колониального синдрома"...

Профессор Овца умял три последние фрикадельки и принялся за французские булочки. Судя по всему, аппетит у него был будь здоров.

- Величайшая глупость Японии нового времени, - продолжал он, - заключается в том, что мы так ничему и не научились у наших азиатских соседей. История с овцами - лучшее тому подтверждение. Отчего погибло японское овцеводство? Да оттого, что с самого начала его ориентировали на выполнение узко прагматической задачи - поскорее завалить общество бараниной и овечьей шерстью. Никому и в голову не приходило организовать спланированное, постепенное внедрение овцеводства в повседневную жизнь. Решения принимались, исходя из сиюминутных нужд, а фактор Времени отбрасывался, как ненужный мусор. И так у нас во всем! Ногами-то на земле не стоим. Вот и последнюю войну проиграли совсем, совсем не случайно...

- Значит, овца приехала с вами в Японию? - спросил я, возвращая разговор к главной теме.

- Ну да! - кивнул Профессор Овца. - Я вернулся судном из Пусана. И овца приехала вместе со мной.

- И какую же цель преследовала овца?

- Не знаю! - произнес Профессор сквозь зубы. - Скотина мне этого не объяснила. Но, несомненно, цель у нее была, и огромных масштабов. Что-что, а это я понял отчетливо... Какой-то глобальный план по преобразованию человека и человечества.

- Силами одной-единственной овцы?!...

Профессор проглотил последний кусочек булки и похлопал себя ладонью по губам, стряхивая приставшие крошки.

- А чего тут удивляться? Вспомни о Чингисхане!

- Вообще-то да... - сказал я. - Но почему для этого она выбрала именно Японию - и именно наше время?

- Скорее всего, ничего она не выбирала; я просто ее разбудил. Сотни лет она спала в своей пещере, и надо же было именно такому безмозглому идиоту, как я, ввалиться и разбудить ее!

- Но вы же ни в чем не виноваты...

- Виноват! - сказал Профессор Овца. - Виноват. Надо было быстрее соображать, что происходит. Пойми я вовремя, что получил "право на выстрел", - уж я бы знал, куда целиться! Но я, недоумок, потерял слишком много времени, соображая, что к чему. А когда сообразил, было поздно: овца не дождалась и сбежала...

Он замолчал, закрыл глаза под бровями-сосульками и потер пальцами веки. Казалось, тяжесть сорока двух лет давила на каждую клеточку его тела.

- И вот однажды утром я просыпаюсь - а овцы и след простыл... Вот когда я испытал на собственной шкуре, что значит быть "обезовеченным"! Самый настоящий ад! Овца уходит, оставляя в голове человека голую Идею. Однако выразить эту Идею без самой овцы нет никакой возможности! В этом и состоит весь ужас "обезовеченности"...

Профессор Овца еще раз высморкался в обрывок туалетной бумаги и изрек:

- В общем, я все рассказал. Теперь твоя очередь.

Я рассказал Профессору о похождениях овцы после того, как она его бросила. О том, как она вселилась в сидевшего за решеткой юнца - фанатика ультраправых. Как тот, выйдя из тюрьмы, чуть ли не сразу сделался лидером целой фракции правых сил. Как новоявленный политик подался в Китай, где создал мощнейший осведомительский синдикат и сколотил капитал. Как был признан военным преступником категории "А" - но освобожден за то, что выдал своих осведомителей с потрохами. Как, пустив в ход сокровища, награбленные еще на Большой Земле, создал свой "Особый отдел" и взял за горло политику, экономику и рекламу всей страны. Ну, и так далее.

- Я кое-что слышал об этом типе! - сказал Профессор Овца. - Судя по всему, овца нашла-таки подходящую кандидатуру, а?

- В том и дело, что нет! Весной этого года овца сбежала и от него. Сам он сейчас лежит при смерти и в сознание не приходит. Ведь до этого овца просто замещала собой его пораженный мозг...

- Счастливчик! - вздохнул Профессор Овца. - В такое сознание, как у "обезовеченного", пожалуй, действительно лучше не приходить...

- И все-таки - почему она ушла от него? После всех этих лет, когда уже была создана громаднейшая Организация...

Профессор Овца глубоко вздохнул.

- Неужели ты до сих пор не понял? Он сел в ту же лужу, что и я: просто-напросто отслужил свое! У каждого человека есть свой предел возможностей. С теми, кто исчерпал себя до предела, овце делать нечего. Стало быть, и он не был человеком, способным на все сто процентов понять Идею овцы. Его роль сводилась лишь к тому, чтобы создать Организацию. Как только работу закончили, он оказался на свалке, списанный "за дальнейшую непригодность". Точно так же и меня овца использовала как перевалочное средство - лишь бы в Японию перебраться...

- Ну, и чем она, по-вашему, теперь занимается?

Профессор Овца взял со стола фотографию с овцами и постучал по ней пальцем:

- Скитается по Японии. В поисках нового хозяина. Видимо, чтобы каким-то образом поставить его у руля уже созданной Организации...

- Так чего же все-таки хочет овца?

- Я же сказал - как ни печально, описать это словами я не в состоянии. Это - Идея овцы, и выражается она в овечьих образах и формулировках.

- А эта Идея... Она, вообще говоря, гуманная?

- Гуманная. В понимании овцы.

- А в вашем понимании?

- Не знаю... - сказал Профессор Овца. - Право, не знаю. С тех пор, как она исчезла, мне даже трудно понять, насколько я сам по себе, насколько - тень от овцы...

- Вот вы говорили, распознай вы свое "право на выстрел" - знали бы, куда целиться... Что вы имели в виду? - спросил я.

Профессор Овца покачал головой:

- А вот об этом я тебе рассказывать не собираюсь.

И комнату вновь затопила тишина. По стеклу забарабанил внезапно хлынувший дождь. Первый дождь с тех пор, как мы приехали в Саппоро.

- Последний вопрос. Что за место изображено на фотографии?

- Пастбище, где я провел девять лет своей жизни. Овец там разводил. После войны американцы пастбище реквизировали. А когда вернули - я и продал его вместе с домом одному богачу. Думаю, и сегодня владелец тот же...

- Что, там и сейчас кто-то овец разводит?

- Об этом не знаю. Но если судить по фотографии - очень может быть! Долина Богом забытая, кругом на сотню миль - ни души, ни жилья человеческого. Вряд ли хозяин проводит там больше двух-трех месяцев в году. Хотя места тихие, спокойные...

- А когда хозяина нет, кто за домом присматривает?

- Зимой там вообще никого не бывает. Кроме меня, вряд ли еще найдутся охотники зимовать там по собственной воле... Овец лучше отдавать на зиму в государственную овчарню в городишке внизу, у подножия. Заплатишь немного ­ и забыл о них до весны. Дом построен так, что снег с крыши счищать не надо - сам упадет; а волноваться, что чего-нибудь украдут, и вовсе не стоит. Красть там никому и в голову не придет - пока добычу до города дотащишь, проклянешь все на свете. Снега столько, что просто хоронит заживо...

- Ну, а сейчас там кто-нибудь есть?

- Кто его знает... В это время никого быть не должно! Снегопады на носу, да и медведи по всей округе шарахаются - брюхо перед спячкой набивают... А ты, часом, не ехать ли туда собрался?

- Да, похоже, съездить придется! Кроме этого пастбища, у меня и зацепок-то никаких нет...

Профессор Овца очень долго не раскрывал рта. По подбородку его кляксой растекся томатный соус от фрикаделек.

- Честно говоря, - сказал он наконец, - тут до вас уже приходил один, спрашивал про то же самое пастбище. В начале года это было - в феврале, что ли... Внешне, кстати, на тебя чем-то похож. Такой же молодой и шустрый... Постучался в дверь, сказал, что фотографию в холле увидел - и, дескать, заинтересовался. А у мне как раз тогда скучно было; помню, я много ему всего нарассказывал. Он еще говорил, что собирает материал для какой-то книги...

Я достал из кармана и протянул ему фотографию, на которой были мы с Крысой. Снимок этот сделал в 1970 году старина Джей - два приятеля за стойкой бара. Я сидел к камере боком и попыхивал сигаретой, а Крыса улыбался камере, оттопыривая кверху большой палец. Оба были молодые и загорелые дочерна.

- Один - это ты, - сказал Профессор Овца, поднеся фотографию ближе к лампе. - Разве что помоложе...

- Снимку восемь лет!

- Ну, а второй, похоже, и есть тот самый... писатель. Только теперь постарел и бороду отпустил.

- Бороду?!

- Ну да. Густые такие усы и борода...

Я попытался представить Крысину физиономию с бородой, но у меня ни черта не получилось.

Профессор Овца начертил нам подробный план, как добраться до пастбища. Сесть на поезд, не доезжая до Асахигава пересесть на другую линию и ехать еще три часа, пока у подножия гор не появится маленький городишко. Оттуда до пастбища - еще три часа на машине.

- Огромное вам спасибо! - сказал я, подымаясь с кровати.

- Откровенно говоря, не советовал бы я тебе влезать во все эти овечьи страсти. Посмотри, что стало со мной! Никого на свете овца еще не сделала счастливым. А все потому, что перед Овцой добро и зло в жизни человека утрачивают всякий смысл... Впрочем - у тебя, надо думать, своя ситуация...

- Да уж...

- Тогда - желаю удачи! - сказал Профессор Овца. - Да, и заодно заберите пустые тарелки - оставите там, за дверью!...
обращений к странице:7701

всего : 43
cтраницы : 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | Следующая » ... [31-60]

Партнеры проекта
Другие сейчас читают это:
Партнеры проекта
Это интересно
Партнеры проекта
 
 
ГРЕХИ и СОЖАЛЕНИЯ ЕСТЬ МЕЧТА? ЦЕЛЬ? Я БЛАГОДАРЮ ДНЕВНИК МУДРОСТИ
  • завидую тем девушкам которые могут себе позволить себе хорошо и дорого одеваться. нет, у меня есть вкус, все об этом говорят, но если бы были деньги, я была бы ...
  • Ты загубить меня пыталась
  • люди идиоты, для них основа - работа и учеба, кретины, они не понимают, что нами гос-во как хочет так и крутит, придумывает недоступное образование специально, ...
  • мир в семье, любимую работу, и зарплату 50 тысяч рублей, свою квартиру купить и дом на земле, машину.
  • ХОЧУ В НОВОМ 2010 ГОДУ ВСТРЕТИТЬ ЛЮБИМОГО ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ БЫ МЕНЯ ОЧЕНЬ ЛЮБИЛ. ХОЧУ ВЫЙТИ ЗА НЕГО ЗАМУЖ И БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ В БРАКЕ!
  • Получить десять миллионов долларов
  • Я благодарю Вселенную, за то, что она исполняет все мои просьбы! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спаси...
  • Я благодарю Всевышнего и Высшие Силы Вселенной за которые мне всегда сопутствовали и будут сопутствовать до конца моей ...
  • Благодарю тебя Господи за нее. Она многое изменила во мне, как и моя мать. И имя у неё моей матери. Мы сейчас не вместе, не рядом, но я думаю о ней и жду встреч...
  • Мир принадлежит мне....
  • Отречься - значит отказаться от своих притязаний на что-либо или на кого-либо как на свою собственность.

    Ты отрекся - стало быть, ты себя спас. И, след......

  • Учитесь не жаловаться, а обращаться с просьбой....
  • КНИГИ НА ФОРУМЕ АНЕКДОТЫ ТРЕНИНГИ
  • Предел мечтаний...
  • Великий последний шанс...
  • Сила Намерения...
  • Колесо Времени...
  • Формулы денег. Практическое руководство...
  • 13.11.2019 3:39:19 Сорокина Екатерина Александровна и взяточничество в МИИТ...
  • 12.11.2019 4:10:23 Сорокина Екатерина Александровна и взяточничество в МИИТе...
  • 11.11.2019 0:20:31 Лабиопластика в спб...
  • На это:
    К этому:
    на это:

    MifistoPel:
    а кто нибудь знал, что тысяча извинений, это одно а Боярский мог бы ругаться: Килочерт!!! Каналья!
    ==============...
    читать все анекдоты
  • Экспресс-курс "Стань сильнее мага!"
    начало с 18.11.2019
  • Партнеры проекта
    Подписка
     Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
    PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2017 © Все права защищены.
    Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
    Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
    Связь с редакцией | Реклама на проекте | Программирование сайта | RSS экспорт
    ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика